Случайный постYamamoto Takeshi:

Так в какой момент всё началось?

Тогда, когда в будущем услышал про смерть отца? Или когда проиграл впервые, самонадеянный слишком? Слышать о том, что не смог защитить, ничего не смог — неприятно. Настолько, что даже у него не получилось сохранить привычную лёгкость. Осознание липким и холодным застревает между рёбрами, медленно разъедает кости, разрушая их, точно ржавчина: мягкосердечность и добродушие — фатальны, не способны сохранить в руках даже то, что должен был держать крепче прочего. Если бы они приняли другое решение. Если бы он был сильнее. Если бы не колебался и не верил свято, что всё получится — словами и щадящим. Если бы, но. Им это по силам, думал он. Они справятся. Цуна справится, примет нужное, правильное решение. Цуна принял решение, что погубило их всех.

Или тогда, когда впервые встретил Скуало? «Оказывается, я совершенно не умею проигрывать», говорит в тот момент Ямамото, и дни теряют счёт. Это правда — он не умеет и не любит проигрывать. Правда — он хотел взять реванш. Но правда и в том, что что-то вскипает в груди, когда клинки сталкиваются, когда чувствует вкус крови во рту и запах её на чужих руках. Он хотел доказать себе, что способен заставить Дождь Варии воспринимать себя всерьёз. Он не хотел признавать, но чувствовал: рукоять катаны слишком хорошо лежит в руках, как будто так и должно было быть всегда, как будто она — его продолжение. Он оттачивал одно движение за другим, жадно впитывал техники, что показывал ему отец, и день с ночью потеряли всякие границы, обращаясь единым.

Читать полностью »

После мирной смерти Тимотео Савада Цунаёши становится десятым доном Вонголы. Реборн пропал и подозревается в убийстве Савады Наны. Тем временем неизвестная семья начинает действовать.

KHR! Vendetta del Caduto

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Via Reitano № □ □ □ » Пробные посты


Пробные посты

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Тема исключительно для тех, кто хочет взять канонического персонажа.
Время — деньги жизнь. Поэтому есть два варианта пройти:

  • Если у вас уже есть пост за персонажа, которого вы хотите, то вы можете просто отписаться в данной теме, предоставив его.

  • Если поста нет, но персонажа хочется, то здесь же вы можете попросить темы для пробного поста и написать на любую из предложенных либо написать пост на свободную тему.

Когда мы все решим, что нравимся друг другу, можно заполнять анкету. Она для галочки и чтобы собрать досье на каждого действующего персонажа.

0

2

дайте тему  https://i.imgur.com/mB4qZKE.png

+3

3

Shitt P, думать теперь! ^____^

  • Первая встреча с Энмой. На откуп фантазии.

  • Проигрыш Гокудере.

  • Ты говорила, что решит отрастить волосы и интегрироваться в общество — вот об этом можно ещё: как к этому пришла, почему.

Можно взять любой вариант из трёх выше перечисленных!

0

4

Ты говорила, что решит отрастить волосы и интегрироваться в общество — вот об этом можно ещё: как к этому пришла, почему.

Пи где-то между сингулярностью и тепловой смертью. Последнее - потому что в Италии отвратительно кусачее солнце. Пи не жалуется - у нее есть кровь маори, что ей какое-то там солнце? Так она говорит, пока мажет голову мазью от ожогов и заливисто смеется. Пи от теплового удара орет на унитаз достаточно, чтобы зеленая ее подводка стекала вместе с синей тушью. Нет, в Италии отлично - вкусная еда, горячие итальянки с крутыми бедрами и страстными выдохами, загорелые мужики с отвратительно завораживающими кудрями. В новом мире Пи для себя не ищет места - она забирает его сразу. Где-то между сингулярностью и тепловой смертью, молотом и наковальней, дамокловым мечом и чем-то там еще, наверное, пиццей. Ей нравится Валенсия - Аоба морщит нос от запаха дурной рыбы, а Пи нравится. Ей нравится Милан - Адельхейд закатывает глаза от предложения прошвырнуться по магазинам. Пи нравится Италия - даже если кусает за голову. Пи не против укусить в ответ - и смеется нежно, подмигивая какому-то красавчику в кабриолете. Пи между сингулярностью и тепловой смертью. Первое - потому что Италия напоминает ей слишком о многом.

Энма знает, конечно. Он знает, что Пи покрыта шрамами с детства. Что где-то между смертью родителей и их встречей произошло что-то плохое. И было долгим. Пи спокойно принимает за него первую в Италии пулю - и не сдвигается с места, не вздрагивает. Но в этот момент - в этот момент ползунок на внутренней шкале выкручивается до сингулярности. Пи - всего-навсего буква по порядку. Есть эпсилон, есть лямбда, есть альфа. А Пи - всего-навсего пи. Здец. Пи тренировали со слишком юного возраста. Пи дерьма навидалась. Сингулярность - она про чтение языка тела и невозможность говорить длинно, про неимение своего "я" в принципе. Она про то, как учитель с ней играл. Есть такая детская игра - в ней нельзя двигаться, что бы не делал соперник. В Пи стреляли. И если она шевелилась - в нее стреляли снова. Сингулярность стерильно чистая и обезличенная. Сингулярность - она про инстинкты убийцы. Пи от этого отрекалась с тех самых пор, когда Энма ее спас. Когда заземлил - и Пи впервые за все время смогла сипло вдохнуть и протянуть руку из грязной стоячей воды, в которой утопли тела.

Вся личность Пи выстроена и выстрадана - она не хочет быть "как все", потому что состояние серости у нее одно. И оно ей, пожалуй, не нравится. Пи нравится действовать самой. Она упрямо сбривает волосы, упрямо красит остатки, упрямо рисует на коже, как древние островитяне, символ - только она не просто какой-то туземец, она - Шиттопи. Об этом она понадежнее напоминает краской по черепушке. Чтобы та Пи, которая лишь буква, не показывалась. Они делят знания на двоих. Самая вкусная газировка - со вкусом баббл гам. Самый верный выстрел - контрольный. Самые горячие девочки - рыжие. Самое главное правило - никаких свидетелей. Самые клевые мужики напоминают чем-то (то ли посылом, то ли наглостью) альбомы Элвиса. Самый надежный способ заставить ублюдка с грязными деньгами говорить - начать высылать ему его ребенка по кускам, если послать мизинец, это даст надежду, что ребенок еще жив.  И поможет договориться. Самый веселый способ общения - флирт. Самый хороший способ закончить переговоры - массовая резня. Пи медитирует старательно, чтобы знания эти не отравляли жизнь еще больше. На внутренней стороне ее запястья шрам от кислоты - потому что есть много способов избавиться от тела.

Пи хочет быть человечнее. Потому что ее окружают прекрасные люди. Пи хочет узнать как можно больше людей - они ее, пожалуй, воодушевляют, когда ни на кого не похожи. Когда имеют изюминку. Когда не кажутся серыми. Пи страшно боится стать серой - и увидеть это в зеркале. Поэтому она выглядит странной. И это Энма, это всегда Энма. Энма начинает делать то, что делал всегда лучше всего. Доставать ее из этого болота. Заземлять. Все начинает с новых очков - и это даже забавно. Они выглядят какими-то инопланетными и блестящими - и Энма скромно улыбается, мягко выводя в воздухе "я рад, что тебе нравится". Пи начинает новую страницу в книге по исследованию того, что ей нравится. Ей не нравятся короткие юбки с цветочками, но ей нравится черная кожа. Например. Пи нравится пить кофе в одной безумно милой кофеенке на окраине Палермо - и ей всегда добавляют ягод в мятный латте на тройном эспрессо. Пи нравится, что она встречает все больше интересных людей. Ведь если вокруг много интересного, значит, мало серого. Если серого мало, то если Пи позволит себе чуть меньше чудачества, она не потеряется. Останется странной, а быть странным для нее - быть собой. Она учится любить себя заново.

Пи приглаживает отросшие колючки волос - и ей нравится. Даже если скоро колючки станут мягкими, даже если скоро в них не останется ничего странного, даже если скоро в них будет сквозить серостью и обыденностью. Пи знает, как это приватизировать. Как сохранить свое я. То ли потому что рядом те, для кого она навсегда Шиттопи, а не просто буква из алфавита. То ли потому что она так решила сама - и это уже делает ее выбор личным. А пока у нее есть личное - ползунок выправляется в золотую середину между сингулярностью и тепловой смертью. Неопределенность ей нравится.

Неопределенность странная.

+4

5

Shitt P, Пи прекрасная, забираем; смело заполняй анкету. ♥

0

6

Что-то я посмотрел на старые посты и решил, что хочу тему хд

+1

7

Genkishi, раз хочешь, то кто мы такие, чтобы отказывать тебе в этом!

  • Предательство Юни. Понимал ли, что Юни знает, сомневался ли хоть немного?

  • Преданность Бьякурану. Вот так абстрактно. Она же прям зашкаливала, была ненормальной. Почему? Слепая вера или всё же щёлкало в голове что-то?

  • Ямамота. /Прокашлялся/ Рандомное настоящее. Можно момент, когда вспомнил будущее: что чувствовал, решил ли что-то для себя?

Вдохновения! ^___^

+1

8

штош

Генкиши постоянно сопровождала аура враждебности и неприязни, где бы он ни появлялся. Бывшие товарищи из Блэк Спелл ненавидели его за предательство, члены семьи Джессо недолюбливали чужака, который втерся в доверие к их боссу. Вслух свои претензии мало кто высказывал. Вряд ли из страха, скорее субординация не позволяла, но о нем часто шептались по углам. Этот шелестящий звук стихал, стоило Генкиши оказаться на виду, но как только он отворачивался — возобновлялся снова за спиной, будто его преследовала сотня змей.
И многие гадали, что же выгадал Генкиши поступком, за который его ждал самый страшный круг ада. Но вряд ли кто-то понимал истинные причины случившегося. Деньги, власть, новое мощное оружие — все самые популярные мотивы были ему чужды. Разве нужна эта тщета тому, кто уже получил высшую награду от Всевышнего? Даже если бы Генкиши попробовал объясниться, то никто бы ничего не понял. Как говорит пословица «хочешь узнать человека — пройди милю в его туфлях». Ни один самый красочный рассказ не сможет передать случившееся с ним.
Генкиши хорошо помнил, когда изменилось все. Каждая минута того времени врезалась в память. Он помнил, как оказался на больничной койке, пораженный неизвестной науке болезнью. Помнил, как разводили руками врачи. Как специалисты Джильо Неро качали головами, расписываясь в собственном незнании.
Агония длилась несколько дней. Генкиши всегда считал себя человеком, что не боится невзгод, с духом, закаленным настолько, что тот сможет вынести любое испытание. Но все же он боялся, и ненавидел себя за это. И если бы его терзала только боль…
Что бы ни убивало Генкиши, оно ломало не только его тело, но и разум. Без контроля пламя тумана обратилось против своего владельца, насылая на того ужасающие видения. Почти каждую минуту Генкиши проводил в бреду, блуждая среди собственных иллюзий. За каждым поворотом лабиринта, сотканного из синей дымки, ждал очередной кошмар. Иногда измученному рассудку удавалось прогнать один, но на его месте, появлялся другой. Они множились, теснились в клетке из кости и плоти, сплетались между собой, порождая на этом месте что-то ещё более отвратительное.
В какой-то из моментов просветления Генкиши удалось стащить с подноса с инструментами скальпель, но воспользоваться им он не успел. Доктора, несмотря на громоздкие белые костюмы, ловко скрутили неудавшегося самоубийцу и привязали к койке, чтобы не лишать того возможности продлить мучения до тех пор, пока не его организм не сдастся окончательно.
И Генкиши снова погрузился в полузабытье, исполненное страхом и отчаянием, тщетно умоляя помочь ему прекратить эту жалкую не-жизнь. И помощь пришла, правда, совсем не та, какую он ждал. Она пришла в виде Бога с ярко-белыми крыльями, распахнутыми за спиной. Свет, что тот нёс в себе, окутал все существо Генкиши. Омыл его, исцелил тело и разум, наполнил силой, вернул к жизни. А после исчез, не потребовав ничего взамен. И оставив в душе спасенного огромную прореху.
Никогда в жизни Генкиши не испытывал ничего подобного. Он всегда бы материалистом, не верил в богов, но с тех пор, все, что он знал о мире — или думал, что знал — оказалось неверным. И он никак не мог забыть то чувство, то присутствие. Словно в тот миг его коснулось само Время или Вселенная. Высшее создание, полное безбрежной мощи и красоты.
Он был готов к тому, что случившееся не повторится. Ему выпало величайшее чудо во всей жизни, и было бы наглостью возжелать большего. И все же судьба, отчего-то, благоволила именно Генкиши. В миг, когда он первый раз увидел Бьякурана Джессо, он сразу его узнал. Это был он, его Бог, который теперь среди людей в таком же человеческом облике. Без колебания Генкиши преклонил перед ним колени, клянясь с вечной благодарности. А когда встал, то больше никогда и ничего не боялся.

+3

9

Genkishi, прекрасно, неси срочно анкету и будем думать, что с тобой делать!

0

10

Что может предоставить власть? Что дает всемогущество? Силу? Амбиции? Веселье? Пожалуй, все вместе. 

Можно было прожить обычную жизнь среди таких же, как и ты сам. Живущих в неведении, не догадывающихся о безграничности вселенных, их вариантов, условности времени, о том, что можно побывать не только здесь и сейчас, но и где-то еще, в ином месте. . . Но зачем? Ведь он видел. Все. Собственными глазами. Бывал там, где не мог побывать никто кроме него. Знал тех, кто еще не был рожден. Люди, что ходили среди него, даже и не догадывались, что они знакомы, что он мог рассказать про них все. Почему бы не воспользоваться своим преимуществом? Это не этично? Его сковывает мораль? Общество само придумало рамки для того, что объяснить свою неспособность выйти за них. Какая глупость. Ему нужна была власть над миром! Зачем? Потому что он может! Просто может. То, на что более не способен никто. 

- Не правда ли это прекрасно, моя дорогая? - смотрит он в глубокие глаза девушки, что робко сидела перед ним, - Но для исполнения моей мечты нужна твоя помощь, только и всего. - улыбается он, не в силах сдержать легкий смешок. 

Он помнил того рыжего паренька, с которого все началось. Шоичи-кун. Не правда ли здорово, что тот смог пробудить в нем его особенность.  Всего лишь нужен был импульс, триггер, позволивший осознать бесконечность миров и теперь он тот, кем и должен всегда быть. Чувствуя свою уникальность всю жизнь, он оказался способен её принять только после того, как встретил маленького гения, проникшего в его мир.

“ Знал ли ты, Шоичи-кун, чем все обернется? Даже если и нет, ты все равно будешь мне полезен. Пока. “

Затем две женщины из таинственной организации. Он ждал их, зная, что они придут в нужное время в нужном месте. У них были кольца. Кольца невиданной силы, но не раскрывшие весь свой потенциал. Лишь часть того могущества, что принадлежала по праву Боссу всего мира. Три-ни-сетте.  Три по семь. Кольца Маре. Кольца Вонгола. Пустышки Аркобалено. Заполучив весь набор, можно безоговорочно стать властителем любых из существующих миров. Проще простого. Да, ради этой цели могут быть уничтожены сотни вселенных, загублены миллионы душ. Велика ли цена? В условностях бесконечности это лишь крошечная плата за все великое, что он мог совершить ради блага мира. Или собственных амбиций. Нет так уж и важно. В конечном счете выживут лишь сильные и те, кто полезен. 

Миллефиоре. Прекрасный инструмент для контроля. Две сильные семьи объединятся, чтобы удержать мир. Они равнозначны и каждый имеет право голоса. Так ли? Нет, конечно. Абсурд. Кто может поверить в такую чушь? Всегда есть те, кто равнее других. Он не собирался делиться властью, не собирался считаться с другим мнением. Видя перед собой лишь цель, он упорно движется только к ней, не брезгуя любыми методами. Если на словах придется признать другую семью равнозначной, значит так тому и быть. Они даже могут получить кольца Маре! Не настоящие, разумеется. Зачем им настоящие, если они просто ничтожества? Ничего личного. 

Бьякуран улыбается, наблюдая как наркотик начинает действовать над беззащитной девушкой. Её чувства притупляются, а сердце становится черствым. Она была прекрасна. Словно только что распустившийся цветок.

- Нам будет очень весело, Юни-чан, - он легонько касается рукой плеча девушки, - Я обещаю. -

Отредактировано Byakuran (30.07.2022 16:16)

+6

11

Byakuran, ну что, зефирка, ты долго к этому шёл, стопами Колонелло начал, не ведая кто он, и вот ты здесь, и мы говорим тебе — да, пиши анкету! Устали уже ждать. ^___^

+2

12

Пост оооочень древний.

«Очередной год прошёл»
У окна стояла девушка и смотрела в окно. Её длинные волосы развивал утренний прохладный ветер. Адельхейд стояла у открытого окна и смотрела на поднимающееся из-за горизонта солнце. Это утро было для девушки особенным, как и каждый год в один и тот же день – день скорби и печали для Адельхейд.

«Новый рассвет приносит новую жизнь, но не может вернуть тех, кто уже умер»
Брюнетка перевела взгляд на стол, где лежала довольно старая книга. Взяв предмет в руки, девушка открыла книгу, листы которой уже приобрели желтый оттенок времени. Эта книга хранила самую важную вещь для девушки. Открыв ровно по середине, она взглянула на фотографию, где была изображена семья из трёх человек. Мужчина, женщина и маленькая девочка с угольно-черными волосами заплетенными в хвост. В маленькой девочке легко можно было узнать Адель. Грустная улыбка тронула губы девушки. Она не часто вспоминала родителей, которых потеряла еще, будучи ребёнком. Девушка считала это слабостью, которая неуместна в её нынешней жизни. Конечно, воспоминания о родителях ценны, но она предпочитала прятать их глубоко в сердце.

Прикрыв глаза, в голове всплывали моменты из детства. Те, моменты, которые уже не вернуть. Адельхейд помнила, как она часто гуляла с мамой в парке, иногда к ним присоединялся отец, который чаще был занят на работе и появлялся дома крайне редко. Это сейчас Сузуки понимает, какого было её отцу, ведь когда ты член мафиозной семьи, то должен оберегать близких, чем сейчас занимается Адель. В данный момент Шимон самые близкие для неё, каждый из членов семьи занимает особое место в её сердце.
Однажды она потеряла семью и родителей и больше не желает повторения подобного. С того самого дня, когда маленькая Адель потеряла родителей, она стремилась ни к кому больше не привязываться, и ни с кем не сближаться. С того страшного дня маленькая девочка вынуждена была справляться со всеми невзгодами и жестокостью жизни сама. Так и сформировался характер и внутренней стержень девушки. Из маленькой нежной девочки выросла строгая и не терпящая неподчинения «ледяная королева».

«Жизнь странная и несправедливая штука. Почему у одних есть всё, а у других ничего»
Так раньше думала юная Адель. Она не могла понять, почему одни люди добрые, а другие могут спокойно ударить и оскорбить. Именно поэтому она ещё в юном возрасте решила для себя, что никому не позволит обидеть себя. Девушка никого не подпускала к себе. После смерти родителей несмотря на то, что о ней заботились родственники, она не могла принять их как родных и близких.

«Я сама за себя»
Именно так думала ещё совсем юная Сузуки. Но всё изменилось после встречи с Энмой. Он показал ей, что есть те, кто с радостью примут её. И она не прогадала, доверившись ему. Теперь у неё была семья, ради которой она готова на всё.

Открыв глаза, Адельхейд взглянула на поднявшееся над горизонтом солнце. Девушка улыбнулась и перевела взгляд на фотографию в руках.
- Я помню вас, - кивнула брюнетка, поправив прядь, спавшую на лицо, - Папа, я смогу защитить их, - Адель взглянула во двор, увидев начавших просыпаться и выходить в сад тех, кого она считает своей семьеё. Улыбнувшись, брюнетка убрала фотографию обратно в книгу и собралась достать её только через год, как делала всегда.

Отредактировано Suzuki Adelheid (12.08.2022 20:03)

+1

13

Suzuki Adelheid, а могла бы написать новый!
Но, не смотря на древность, пропускаем дальше, к анкете: вот, возьмите талончик, вы первая в несуществующей очереди. ^__^

+1

14

А давайте пробный пост. Я готова встретить любой вызов! У меня есть боевая пицца и моя любовь к Реборну!

+1

15

Bianchi, ну что ж, раз дама просит, то кто мы такие, чтобы отказывать ей в этом! ^___^

  • Первая встреча с Гокудерой в Намимори. Мы знаем, что он сбежал, а тут ещё и решил присоединиться к Десятому.

  • Арка будущего. Момент, когда Бьянки узнаёт о смерти Реборна.

  • Допустим, мир обрушился, и отец сказал, что Бьянки станет следующей главой их Семьи. Реакция Бьянки.

+1


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Via Reitano № □ □ □ » Пробные посты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно