Rokudo Mukuro - Рокудо Мукуро

https://i.imgur.com/mEgTNF4.jpg

За истиной прячется ложь, за ложью - правда.

Возраст:

19 лет (9 июня).

Рост:

180 см.

Вес:

65 кг.

Национальность:

Итальянец.

Принадлежность:

Босс банды Кокуе.
Вонгола Х, Хранитель Тумана.

Деятельность:

Активно делает вид «я не с мафией».

Место жительства:

Япония, Кокуе-лэнд.
Италия.

Ближайшие родственники:

Отличительные черты:

Высокий, худощавый, бледный. Волосы темно-синие, частично уложены так, что торчащие пряди напоминали ананас (сходство категорически отрицается и порицается). Гетерохромия: левый глаз синий, правый – красный. В правом глазу вместо нормального человеческого зрачка кандзи 六 («шесть»). Носит серьги.

Репутация:

Опасный преступник, заслуживающий общества Виндиче в Вендикаре. Все-таки почетное четвертое место в рейтинге самых жутких мафиози, гроза мафии.

Уязвимые места:

Хром, Кен, Чикуса, Фран. Вы этого не слышали.

Способности

Отличная реакция, способность пользоваться мозгом в любой непонятной ситуации, решительность, проницательность и хладнокровие — что еще нужно. Врет, как дышит, и не ведется на провокации.

Боевые способности

Пламя, ранг:

Туман, ранг А.

Стиль боя:

Может по праву гордиться своими навыками ближнего боя. Для всего остального есть иллюзии.
В ближнем бою использует трезубец.

Оружие, артефакты:

Трезубец. Используется для ближнего боя. Если с его помощью ранить, можно захватить тело раненого противника.

Револьвер (обычный, без сюрпризов) и Пули обладания. Применение выглядит как успешная попытка самоубийства, на практике позволяеит взять под контроль тела других людей. Может использовать как свои способности, так и способности настоящего владельца захваченного тела; не чувствует боли в процессе, но сильно потрепанным телом управлять сложнее. Может использовать несколько тел одновременно.

Кольцо Тумана Вонголы.

Vine Covered Orb Shaped Ring – одно из колец Ада.
Malocchio Hell Ring – второе кольцо Ада, генерирует глазища и щупальца.

Коробочка: Gufo di Nebbia ver. Vongola. Сова Мукуроу.

Демонические линзы Деймона Спейда. Набор линз, с помощью которых можно увидеть параметры и слабости противника.

Серьга Тумана Version X. Камбио форма. Усиливает эффект иллюзий; трезубец превращается в кхакхару (посох буддистских монахов).

Перчатки реальной иллюзии. Изобретение Верде, позволяющее создавать из иллюзий реальные предметы (существуют не слишком продолжительное время).

Опыт:

Опыта предостаточно, спасибо.

Техники

Шесть путей реинкарнаций:
Первый мир: Путь Ада. Способность создавать реальные иллюзии, искажающие действительность. Все в вашей голове, но весьма убедительно; контроль над органами чувств.
Второй мир: Путь голодных духов. Позволяет использовать способности захваченного тела.
Третий мир: Путь зверей.  Способность призывать и контролировать опасных животных (например, ядовитых змей).
Четвертый мир: Путь демонов. Увеличивает боевые способности. Характерная черта – возникновение Пламени вокруг правого глаза.
Пятый мир: Путь людей. Аура окружает тело и усиливает его. Сама по себе аура не опасна. Попытка вынуть глаз перед использованием техники прилагается.
Шестой мир: Путь небес. Способность управлять разумом других людей, а также спроектировать себя как реальную иллюзию.

Во время боя кандзи в правом глазу меняется на соответствующий используемой в данный момент технике.

Genj Gagaia. Техника превращения иллюзии в реальность. Например, для создания воронов-людоедов. Необходимы перчатки, изобретенные Верде.
Genj Mugaia. Гораздо более мощная версия, спасибо Хром за посильный вклад.

Биография

♦ Принадлежал к опальной семье Эстранео. Выжил в череде экспериментов, обрел необычный глаз и Шесть путей реинкарнации в процессе. В возрасте десяти лет благополучно расправился с экспериментаторами в полном составе и сбежал вместе с Кеном и Чикусой.
♦ Был принят в мафиозную семью на Севере Италии, но не слишком проникся любовью к ним. С помощью Ланчии, которым полностью управлял и которого считали настоящим Мукуро, уничтожил и эту семью, и несколько других в тех же краях.
♦ Через некоторое время заключен в Вендикаре – вместе с Кеном и Чикусой. Вместе с ними же и сбежал. Через неделю под видом переведенных иностранных студентов уже обосновались в средней школе Кокуе, и Мукуро приступил к плану по захвату тела будущего Десятого босса Вонголы. Не сложилось, пришлось вернуться в тюрьму — Виндиче оказались слишком настойчивы.
♦ Предпринял еще одну попытку побега — не такую удачную, но Кен и Чикуса его стараниями все же оказались на свободе. Сам Мукуро случайно встретил Хром и согласился на роль Хранителя Тумана Вонголы.  По крайней мере, безопасность для товарищей выкупил, а Маммона победил.
♦ Пока торчал в банке, получил воспоминания о событиях из десятилетнего будущего. Было очень интересно.
♦  Не оценил попытку Деймона Спейда захватить его собственное тело, но в результате всей вакханалии с Шимон обрел свободу.
♦ Не тратя времени даром, отправился за Франом во Францию — талантливый иллюзионист в хозяйстве пригодится. Беспамятный мелкий талантливый иллюзионист — это уже проблема. Спихнуть на Варию не получилось, но малыш все-таки сгодился во время битв представителей Аркобалено.
♦ Остается со своей бандой (минус Фран) и все также уверенно делает вид, что не имеет отношения к Вонголе.

Пост

Савада Цунаеши никогда не годился на роль босса Вонголы. Никогда. Он был начисто лишен амбиций и стремлений. Слишком мягкий, слишком добрый, слишком внимательный к другим. Он слишком заботился о жизнях своих друзей и близких, его готовность жертвовать собой ради других вопреки сомнениям и страху — повод для жалости, если бы мафиози умели жалеть. Слишком человечный. Таким людям не место в организованной преступности, тем более — во главе самой влиятельной итальянской мафиозной семьи. Такие люди и в обычном-то мире выживают с большим трудом — уж Мукуро прекрасно знает, что из себя представляет этот мир, как легко и верно он губит самых безобидных и слабых.

Другого финала у этого фарса и быть не могло.

Лучшее, что когда-либо Мукуро мог сделать для Савады Цунаеши — прибрать к рукам его тело до того, как оно превратится в бесполезный мешок костей, воспользоваться для достижения своих целей, ведь у него, в отличие от Савады Цунаеши планы намного глобальней и серьезней, чем защита друзей и робкое желание пригласить Сасагаву Кеко на свидание. Мукуро мог бы свершить свою месть, сломать, растоптать, изничтожить мафию и станцевать на ее костях посреди чистого и прекрасного моря крови. Неплохой пролог к концу света.

Бесполезное теперь тело лежит в гробу, утопает в цветах — Мукуро не сомневается даже, откуда взялись эти лилии, то ли сомнительная дань уважения, то ли неприкрытая насмешка, — и льющийся сквозь витражное стекло солнечный луч будто с нежностью касается мертвенно-бледного окаменевшего навеки лица.

Аминь.

От этой идиллической картины Мукуро почти тошнит.

Ему совсем не обязательно присутствовать на похоронах Савады Цунаеши — таково, вне всяких сомнений, мнение большинства присутствующих. Мукуро буквально затылком ощущает чужое недоброе внимание к своей ничуть не скромной персоне — если бы взгляды могли обращаться в клинки, к этой минуте он уже походил бы на подушечку для иголок или дикобраза, и бездыханных тел под куполом церкви стало бы на одно больше.

Все это Мукуро прекрасно знает, но не собирается ни умирать (немедленно или в обозримом будущем), ни убираться восвояси. Он продолжит раздражать всех. Он привык всех раздражать и даже — как правило — получает от этого некоторое удовольствие. И уж наверняка извлекает пользу. Захваченный эмоциями человек часто теряет бдительность, оступается, выдает себя хоть бы в мелочах, и этим грех не воспользоваться. Одна из причин, почему Мукуро здесь — не считая совершенно не интересного ему десятого поколения Вонголы, проститься с Савадой Цунаеши пожаловали многие и весьма любопытные, и влиятельные персоны.

К тому же Мукуро не выгодно — по крайней мере, пока — усиливать подозрения. К подозрениям он относится презрительно. Савада Цунаеши был бы полезней ему живым, чем мертвым. Почему это так сложно для понимания — не проблема Мукуро. Проблемой могли стать Виндиче. Мукуро совершенно точно не желает возвращаться в их гостеприимную тюрьму, вообще не желает видеть поблизости от себя этих омерзительных существ. И уж точно не рассчитывает на их жалкие потуги в поисках настоящего убийцы, раз уж они проявляют к нему столь пристальный и неприкрытый интерес. Возможно, соскучились, конечно, но вот досада: Мукуро нисколько не тосковал по ним.

Разнообразия ради Мукуро играет предписанную роль без импровизаций. Он прощается с Савадой Цунаеши под прицелом колючих взглядов, под аккомпанемент сливающихся в единый невнятный шорох шепотков и на короткое мгновение вспоминает гроб из несостоявшегося будущего под сенью густых зеленых крон. Возможно, тишина и покой леса пришлись бы Цунаеши больше по душе, но это не имеет значения. Мертвым все равно. И Мукуро тоже нет дела до мертвых, поэтому он не задерживается ни секунды дольше необходимого, в последний раз скользит взглядом по мертвому лицу — даже ему, оказывается, трудно поверить, что в наивно распахнутых глазах Цунаеши этому миру больше не отразиться, они тусклы, пусты и навеки скрыты веками — разворачивается на каблуках и идет прочь.

Мукуро любит красивые жесты и эффектные сцены. Водится за ним такой грешок, подпитываемый богатым воображением. Однако он не любит дешевого пафоса, не любит банальных фраз. Поэтому желание отыскать настоящего убийцу остается невысказанным, не превращается в клятву у гроба покойного. Это так… пошло. Мукуро намерен отыскать убийцу, но отнюдь не ради Савады Цунаеши, которому сейчас столько же дела до убийцы, сколько до шепота ветра в листве невозможного будущего. И даже не ради восстановления своего доброго имени. Имя «Рокудо Мукуро» добрым быть не может по умолчанию, да и сомнительной репутацией своей он дорожит. Мукуро не отказывается от планов по уничтожению мафии и считает, что человек или группа людей, отнявших жизнь Савады Цунаеши, более чем заслуживают чести поскорее покинуть этот бренный мир, не задерживаясь больше, причем от его руки.

Савада Цунаеши совершенно не подходил мафии — немного нелепый, очень наивный и непривычно искренний. Он настолько противоречил ей одним лишь фактом своего существования, что это почти походило на чудо, сказочное волшебство. Глоток свежего воздуха после зловония разлагающихся трупов.

Непреложный закон: ты уже проиграл, если позволил иллюзиям затуманить, обмануть свой разум. Мукуро — без лишней скромности — был и остается лучшим из лучшим. И не может позволить себе роскошь обманываться, какой бы сладкой и прекрасной ни была ложь. Любая иллюзия рано или поздно рассеется, словно дым, обнажая неприглядную, пустую реальность.

После одуряющей смеси ладана и цветочных ароматов свежий воздух кажется искусственным, а пространство перед церковью — пустым, не смотря на толпящихся в ожидании. Статисты, статисты, статисты… Среди этих оживших манекенов мелькают Сасагава Рехей с сестрой. Ямамото Такеши — как истинный самурай, держит лицо, но он не настолько хорош, чтоб Мукуро не понял, какие демоны воют в его душе. Хром… Она горюет безмолвно и искренне, в ее единственном глазу стоят слезы, и она одна из немногих здесь, кто заслуживает утешения. Но Мукуро не умеет утешать, к тому же знает: его милая Наги настоящий боец, она справится, потому не подходит к ней, а она не просит даже взглядом.

Впрочем, он не идет и к другому человеку, чей взгляд ловит на себе, пристальный и заинтересованный, хотя это уже любопытно. Бьякуран собственной персоной в окружении свиты, в ослепительном сиянии нарочито ангельской невинности. Если он, как и многие здесь, уверовал в виновность Мукуро, значит, не так умен, как казалось. Если же ему есть, что сказать, Мукуро, так и быть, выслушает, но боссу Джессо придется сделать первый шаг самому. Если же нет — придется пережить как-нибудь. Мукуро узнает все, что пожелает и сумеет, на своих условиях.

Связь:

тг: @conceptual_shark

Отредактировано Rokudo Mukuro (24.04.2022 12:35)