Случайный постYamamoto Takeshi:

Так в какой момент всё началось?

Тогда, когда в будущем услышал про смерть отца? Или когда проиграл впервые, самонадеянный слишком? Слышать о том, что не смог защитить, ничего не смог — неприятно. Настолько, что даже у него не получилось сохранить привычную лёгкость. Осознание липким и холодным застревает между рёбрами, медленно разъедает кости, разрушая их, точно ржавчина: мягкосердечность и добродушие — фатальны, не способны сохранить в руках даже то, что должен был держать крепче прочего. Если бы они приняли другое решение. Если бы он был сильнее. Если бы не колебался и не верил свято, что всё получится — словами и щадящим. Если бы, но. Им это по силам, думал он. Они справятся. Цуна справится, примет нужное, правильное решение. Цуна принял решение, что погубило их всех.

Или тогда, когда впервые встретил Скуало? «Оказывается, я совершенно не умею проигрывать», говорит в тот момент Ямамото, и дни теряют счёт. Это правда — он не умеет и не любит проигрывать. Правда — он хотел взять реванш. Но правда и в том, что что-то вскипает в груди, когда клинки сталкиваются, когда чувствует вкус крови во рту и запах её на чужих руках. Он хотел доказать себе, что способен заставить Дождь Варии воспринимать себя всерьёз. Он не хотел признавать, но чувствовал: рукоять катаны слишком хорошо лежит в руках, как будто так и должно было быть всегда, как будто она — его продолжение. Он оттачивал одно движение за другим, жадно впитывал техники, что показывал ему отец, и день с ночью потеряли всякие границы, обращаясь единым.

Читать полностью »

После мирной смерти Тимотео Савада Цунаёши становится десятым доном Вонголы. Реборн пропал и подозревается в убийстве Савады Наны. Тем временем неизвестная семья начинает действовать.

KHR! Vendetta del Caduto

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Piazza G. Verdi № □ □ □ » Секс, наркотики, антибиотики [KHR!]


Секс, наркотики, антибиотики [KHR!]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Ямамото ТакешиОрегано
https://i.imgur.com/uHIR2bX.png
вот это поворотики

Ямамото знал, что когда-то отец относился к якудзе: тот сам ему рассказал об этом, когда он, будучи ребёнком, спросил его почему их додзе называется «Асари-гуми». Именно после этого Ямамото взял в руки шинай впервые — отец никогда не настаивал и не показывал своей страсти к фехтованию, — и с тех пор тренировался каждый день, усердно. Он и сам не понимал тогда до конца, почему решил отдать своё сердце именно этому. Наверное, ему просто хотелось разделить это с отцом, наверное, он хотел быть полезным ему, если вдруг что случится.

И Ямамото не прогадал в этом. Настал момент, когда клан Асари снова вернулся к деятельности. Настал момент, когда его навыки оказались к месту, пригодился отцу. Им.

Ямамото знал, что подобное решение принесёт за собой множество проблем. Знал, что найдутся те, кто не будут согласны с этим, потому что некогда Асари имели весомое влияние, и многие, если не каждый, хотели оспорить это, не позволить тому повториться.

Чего Ямамото не знал, так это того, что у него есть сестра где-то в Италии, и что встретит он её не где бы там было, а в мужской бане.

спойлер алерт

— бро, мой напарник в гипсе, а мне нужно угондошить кое-кого, у тебя четверг свободен? — да, бро. Выезжаю. — бро. — бро

[icon]https://i.imgur.com/Ic5bo0s.png[/icon][lz]<p class="char_name"><a href="https://khr-vendetta.ru/viewtopic.php?id=38#p395" target="_blank">Ямамото Такеши, 23</a></p><p class="char_info">И в этой <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=18" target="_blank">кромешной</a> <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=24" target="_blank">тьме</a><br> <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=23" target="_blank">Мы</a> всё также <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=15" target="_blank">ясно</a> видим <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=14" target="_blank" title="">перед собой</a>.</p>[/lz]

+4

2

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/02/3b/23/171694.png[/icon]

Кто бы мог подумать, что якудза когда-то попросят помощи у тех, кого лет сто назад постыдились бы пускать на порог, а лет триста сочли бы какими-нибудь демонами или мороком, ибо что это за существо такое с большими глазами и тягой размахивать ручонками, сопровождая громкую, доводящую до головной боли тихих вежливых японцев речь. Пожалуй, они и сейчас бы были рады делать вид, что не в курсе существования иноземцев, однако Примо Вонгола, пожелавший провести старость в стране Восходящего Солнца, заставил перевернуться тесный мафиозный мирок с ног на голову спустя много-много лет после своей смерти. Дечимо Вонгола одним своим существованием внес немалые коррективы в привычный порядок вещей, а с момента передачи власти поправки сии были вроде как общепринятыми фактами, с которыми теперь приходилось считаться и ворчать где-то на кухне ночью в кругу проверенных лиц. Ибо и раньше молодой лев Вонголы хорошо выполнял свою роль. Сейчас же для Иемицу руководство CEDEF и безукоризненное пресечение недовольств не дело чести, а вопрос жизни. Жизни сына, который только-только начал хорошо относится к своему непутевому папке, что не удосужился рассказывать историю о моряке дальнего плавания, с итальянской непосредственностью воспользовавшись итальянской же отговоркой. И тем, что жена готова верить, что нефть переносит в ведрах.
Кто бы мог подумать, что в действительности связи некоторых якудза и представителей семейств итальянской мафии, озвучь кои и подумаешь, что это больше похоже на бред американских кинематографистов, которые манали погружаться в сложные перипетии и чужие традиции, или вольные интерпретации запретной любви от девочки пятнадцати лет с фикбука, что поверх Сейлор Мун посмотрела «Крестного отца», да так впечатлилась, что в её воображении в страстном (но нежном, разумеется) поцелуе сплелись девочка в матроске и с катаной (дочь самого важного якудзы, конечно же, что все унаследует, и плевать на патриархальные устои японского общества) и старик тридцати четырех лет, одевающийся в стиле Чикаго 20-ых и управляющий жесткой рукой целым городом.
«Пути господни неисповедимы», — так подумала Орегано, когда матушка сказала-таки, что её отец не космонавт и даже не Санта Клаус, то бишь ожидать явления хотя бы раз в год и открытки с МКС не нужно. Потому что златовласка была вежливой девочкой, и сказать «что за сраный бред» не могла. Ещё заставят помыть рот с мылом из лучших побуждений.
Словом… Кто бы мог подумать, что Орегано в один прекрасный момент окажется в Японии не по делам Дечимо, а одного из кланов-союзников Вонголы, коим требовался тот, кто щелкнет по носу восходящим звездочкам в мире якудз. И по своим личным. Пусть шило любопытства и сточилось с годами, переставая доставать до самого мозга и портить сон, однако удалено напрочь оно не было. И всё ещё свербело.
Орегано не слишком-то верила в провидение, но стечение обстоятельств показались… забавными. И такими, что следует использовать, ибо когда ещё выпадет подобный шанс, верно?

«Красная или синяя?» — спрашивает себя девушка, глядя на две двери, что вели в абсолютно разные части помещения. Орегано нахмурилась, силясь вспомнить, что ей говорила милая особа перед тем, как агент окажется без одежды, обернув вокруг груди полотенце кремового цвета.
«Хуиняя», — глубокомысленная цитата прозвучала голосом напарника, на что Оргеано только хмыкнула. Видимо, и правда в свое время стоило посмотреть первую «Матрицу».
Кажется, долгий перелет всё же сказывался, да и годы брали свое: стоило внимательнее слушать ту японку, когда она отвечала направо или налево следует повернуть. Кажется, не стоило соблазняться на рекомендации посетить местную гордость до того, как дело будет сделано. В конце концов, когда ещё проходить очищение, как не после нарезки в мелкий салат оравы якудза?
Попытки рассуждать логически, опираясь на восточную любовь к иносказаниям и привнесению тайных смыслов обыденным вещам, Орегано подумала, что синий цвет символизирует спокойное тихое море и в самый раз подойдет для женщин. Возможно, смотри она вместе с племянниками «Блич», знала бы, что всё совсем наоборот.
А так придется пожинать плоды собственной не образованности.

Толкнув легонько дверь, Орегано входит внутрь, щуря фиалковые глаза. Осматривается, с любопытством подмечая детали, как делает всякий, впервые оказавшись в незнакомом месте.
Несколько шагов, пара праздных размышлений, и вдруг итальянка останавливается, заметив наконец-то чью-то макушку, что едва ли могла принадлежать женщине.
— Scusami, — произносит автоматически и только потом добавляет то же самое на японском, левой рукой прикрыв глаза. А то вдруг незнакомцу захочется встать во весь рост и развернуться, так ведь угрозы и возмущения воспринимаются куда лучше.
Резко разворачивается и шлепает по каменному полу в сторону двери, тянется к ручке… И едва успевает согнуть руку и отшагнуть назад, уберегая свой изящных итальянский носик от встречи в тяжелым деревянным полотнищем обманчивого синего цвета. В живот, прикрытый полотенцем, упирается острие меча. Орегано поднимает взгляд, и понимает, что выйти ей не дадут. Разве что в мир иной.
В сваливающихся с босых ног шлепанцах было довольно сложно обеспечить ловкое отступление, которое могло бы хоть как-то скрасить явное численное преимущество и выгадать несколько мгновений. И агент позволяет схватить себя на манер живого щита, приставив к горлу катану.
«Теперь точно придется очень долго мыться», — тяжкий вздох.
Конечно, думать о чем-то тривиальном и приземленном, когда тебе что-то вопят на ухо один из якудза, приставив к горлу острие меча, пожалуй, не лучшее времяпрепровождения. Но Орегано, уже знающая, как выйти из захвата, отделавшись парой царапин на ладонях, уловив малоприятное амбре не могла ничего с собой поделать. Только недовольно фыркнуть, что планы испорчены. Сейчас ведь явно всё не закончится переговорами, а значит, потом ещё доказывай что-то персоналу и, o mio Dio, полиции, пытаясь оттереть с кожи чужую кровь.
Лучше бы и правда осталась пить в отеле чай. Говорят, помогает успокоить нервы.

Отредактировано Oregano (10.05.2022 13:23)

+3

3

Такеши узнал значение слова «гуми» и задумчиво смотрел на вывеску додзё. «Асари-гуми», гласила она. Отец совсем не походил на тех самых якудза с картинок, он, конечно, ловко обращался с ножом — завораживало, Такеши тоже хотел научиться так! — но это ведь совсем другое; должны быть катаны, пушки, а ещё он должен уметь кидать с прогиба обязательно, драться, как Джет Ли и уворачиваться, как Джеки Чан. Но почему тогда додзё называется именно так? Наверняка за этим стоит какая-то увлекательная история! И почему Асари? Они Ямамото вообще-то! Ничего непонятно, думал Ямамото и хмурился, скрестив руки на груди и сверля взглядом вывеску, как будто от этого ответ сам собой придёт и всё встанет на свои места. Так и стоял бы он, но почувствовал тёплую ладонь отца, тот потрепал его по волосам и кажется без слов понял, что именно озадачило сына.

Отец не стал ничего тогда скрывать. Рассказал и правда увлекательную историю. О том, что когда-то он на самом деле был в известном на всю Японию клане якудза, о том, что десятое поколение уже идёт с момента основания этого клана. О том, что сейчас он просто владелец ресторана суши. И о том, что на самом деле изучал кендо и катана у него есть, самая, что ни на есть настоящая. Тогда Ямамото решил, что хочет быть причастным к этому, настолько его это увлекло, настолько казалось это важным. Ямамото думал тогда: а вдруг. И тоже, однажды, как в кино.

«Как в кино» со временем стёрлось из головы. Ямамото взрослел, оттачивал навыки. Отец научил его всему, что знал, дальше — Ямамото сам. Простое и вместе с тем сложное правило Шигуре Соэн Рю. Пан или пропал, всё или ничего. И Ямамото тренировался, отдавал всего себя этому, на-настоящему полюбил меч, его вес в руках, ноющие мышцы после тренировок и всё ещё детский восторг, когда получалось. В школьные дни, в свободное время, занимался бейсболом, поддержать команду чтобы, отвлечься и помочь привести школу к победе — это тоже было увлекательно, ему нравилось. Но не так, как фехтование. В последнее было вложено слишком много: история отца, его амбиции и вера, его путь и его чувства. Бейсбол же был просто хобби, которое, в конце концов, по мере взросления, Ямамото бросил. Как оказалось после — не зря.

Потому что после — Ямамото исполняется двадцать один и, возвращаясь домой, он замечает у входа незнакомую обувь. Узнаёт позже: Асари-гуми, будто феникс из пепла, забытой историей — возрождается и снова вступает в ряды криминального мира Японии. Отец извиняется. Говорит, что не хотел впутывать в это Ямамото и не собирается этого делать, но подобные слова Такеши пресекает тут же: в конце концов, впервые шинай он в руки взял именно из-за этого; в конце концов — он сын своего отца и этот путь хочет пройти вместе с ним. Помочь. В конце концов, он уже совершеннолетний и может сам принимать решения. И он принимает его, а отец — не отговаривает, только предупреждает, что будет непросто. Говорит: «Это не игры, Такеши», — Ямамото улыбается лишь на это, он знает. Прекрасно знает, что значит быть якудза и какие последствия это за собой несёт. Его это не волнует. Не волнует насколько это законно, не волнует, насколько будет сложно и как много людей будет против.

Ямамото знает: против будут все.
И всем им он готов показать, что лучшими они были когда-то не просто так. С ними придётся считаться.

Два года проходят обманчиво тихо, будто бы так же, как и всегда. Ямамото не поступает в универ, всё своё внимание он уделяет делу отца: всем говорит, что хочет просто быть рядом с ним, помогать, и в этом, в общем-то, нет обмана. Днём он проводит время в основном в ресторане или додзё, ему говорят, что он хороший сын, Ямамото —  негромко смеётся; хотелось бы, чтобы это и правда было так. Ночью его внимание переключается на дела уже не столь беспечные, и тогда Ямамото впервые понял, что принял правильное решение: приобретёные навыки оказались весьма полезными — если не получалось убедить словами, то с этим хорошо справлялось оружие в руках.

В конце концов, время затишья прошло, Ямамото знал, что сейчас нужно быть как никогда осторожным, сейчас — всё только начинается, подготовка закончена, фундамент укреплён. Отдыхать Ямамото не собирался, не жалел времени и сил, но отец был против подобного и буквально выгнал его: «Тебе нужно отдохнуть, Такеши, — говорит он. Говорит, что если Ямамото будет так себя загонять, то это не сыграет им на пользу. Говорит, что несколько часов он может и сам со всем справляться. Говорит: «Не недооценивай меня», — и Ямамото никогда не недооценивал его, он просто хочет быть уверенным.  Рядом. Слишком хорошо осознаёт риск. Но не спорит. В конце концов, и правда не помешало бы отдохнуть, пытается убедить сам себя, ступая в горячую воду. Но расслабиться не получается. Ещё и оружие пришлось оставить в раздевалке: не лезть же с ним в воду — в полотенце на бёдрах не спрячешь. Он сказал бы, что чувствует себя голым без Шигуре Кинтоки, но, в сущности, так оно и было.

Ямамото закрывает глаза, заставляя себя выдохнуть, и откидывает голову назад, но тут же напрягается, когда слышит, как открывается дверь. «Ты слишком переживаешь», говорит сам себе, «Это общественное место», убеждает, что ничего не случится. Но случиться — может. По правде, лучшего момента не подобрать: он один, и когда ещё выпадет такой момент, чтобы пресечь все их планы?

А потом слышит женский голос. Итальянскую речь. Когда-то отец  настоял, что надо выучить. Выучил Ямамото не очень хорошо, расставив приоритеты в другую сторону, но не узнать не мог. И, по правде говоря, он откровенно теряется, пытаясь понять, что больше из этого его удивляет. Что могла забыть девушка в мужской бане? Может иностранка и перепутала двери? Говорит сам себе, но зачем-то берёт мыло (им не убьёшь, но дезориентировать можно), прежде чем подняться во весь рост. Разворачивается и наблюдает, как та уверенным шагом уходит, кажется поняв, что перепутала двери. Значит, всё же перепутала.  Тихо, коротко смеётся, расслабляясь, но вспоминает, что за итальянской речью сразу последовала японская. И скажите, как много итальянцев учат японский? Какая в том может быть необходимость, если что только не...

Дальше, как в кино.
Именно так, как он когда-то мечтал в детстве. Учитывая, что они в общественной бане, по сценарию Джеки Чана явно. Ожидаемо, думает Ямамото. Он должен поспешить. Если они пришли за ним, то и за отцом — тоже. Отец может постоять за себя, напоминает сам себе, но знает: якудза сделают всё, чтобы не дать Асари набрать былую мощь.

Ох, точно. Как там девушка?

Жива и не кажется напуганной. Не самое типичное поведение, проносится в голове, но и он не припер прописанных реакций на подобную ситуацию. Впрочем, убедиться в том, что она не нанятый кем-нибудь человек, не помешает. Но сперва.

— Как грубо. Девушка здесь не при чём. Неужели у вас совсем не осталось чести? — Ямамото улыбается обескураживающим добродушием, расслаблен, обманчиво дружелюбен. Подкидывает в руке мыло, что так и не положил на место, и прикидывает траекторию. Если бы обстоятельства сложились иначе, он стал бы профессиональным бейсболистом, Ямамото уверен. Так же он уверен в своих навыках и знает: никто не хотел бы встать против него, когда он подаёт. Кто ж знал, что это пригодится ему сейчас.

Он перестаёт улыбаться всего на мгновение, на это мгновение становится серьёзен, в это же мгновение бросает кручёный с огромной скоростью — мыло бьёт точно между глаз, и Ямамото отстранённо думает, что может стоило в переносицу? Сломал бы наверняка. Катана с глухим стуком падает на пол, и это Ямамото тоже планирует использовать в свою пользу. Он оказывается рядом одним рывком, носком бьёт по лезвию оружия, подкидывая его, уверенным жестом притягивает незнакомую девушку ближе к себе за талию, в то же время ловя катанку за рукоять и виновато улыбаясь:

— Прошу прощения за неудобства... — начинает и жалеет о том, что нет третьей руки, потому что чувствует, как полотенце начинает сползать с бёдер. Ладно, этого он не учёл. Может, как в популярном аниме: катану в зубы, да в бой? Но мысль эту тут же отбрасывает — явно ничего хорошего из этого не выйдет.

— И за японский. Кажется, вы говорите на нём? Боюсь мой итальянский желает оставлять лучшего, так что... ох, минуту.

Ямамото улыбается, ловко переступает с ноги на ногу, оказываясь за спиной девушки, гнёт кисть изящно, гнёт кисть — критическим ударом, направленным на одного из якудз, решившим воспользоваться заминкой. Как глупо. Полотенце бесповоротно сползает к ногам, и Ямамото обречённо выдыхает, но остаётся спокойным. Право слово, сейчас не о голой заднице думать надо: народу набежало столько, что впору думать, что он стал знаменитостью, разве что только не за автографом все здесь собрались. Их проблемы, впрочем.

— Именно поэтому вы и уступаете. — С той же беспечной улыбкой замечает Ямамото, закидывая катану на плечо и окидывая столпившийся народ тёмным взглядом. Разобраться с ними не проблема, проблема в том, что здесь он не один, с ним — девушка, которой здесь явно было не место, которую он видел впервые и которая, право, вызывала больше вопросов, чем все собиравшиеся. С этими-то всё понятно: не хотят уступать власть, но не способны оценить силу противника, только и остаётся что числом брать, а вот о итальянской леди Ямамото ничего не знал и в такие совпадения слабо верилось. А может отец прав, и Ямамото просто устал, ему нужно отдохнуть: везде теперь видит подвох.

— Вы, как крысы, вылезли чёрт знает откуда и теперь правда думаете, что мы вам позволим творить всё, что захочется?! Не лезь не в своё дело, малой, молоко на губах ещё не обсохло!

— А-ха, вот как? — Ямамото легко парирует удар и никак не комментирует это — не видит в том никакой необходимости, — выбивает оружие из чужих рук и точным ударом ноги пробивает солнечное сплетение, отправляя того в полёт; присвистывает, наблюдая, как люди позади валятся, будто кегли. Поворачивает голову к невольной спутнице: — Знаете, тут неподалёку есть чудесное кафе, любите сладкое? Я угощаю. За доставленные неудобства.[icon]https://i.imgur.com/Ic5bo0s.png[/icon][lz]<p class="char_name"><a href="https://khr-vendetta.ru/viewtopic.php?id=38#p395" target="_blank">Ямамото Такеши, 23</a></p><p class="char_info">И в этой <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=18" target="_blank">кромешной</a> <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=24" target="_blank">тьме</a><br> <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=23" target="_blank">Мы</a> всё также <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=15" target="_blank">ясно</a> видим <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=14" target="_blank" title="">перед собой</a>.</p>[/lz]

+3

4

Орегано машинально наклоняет голову набок, дабы не получить мылом в нос, которое тут же скатывается по груди под звучный вопль, означавший, что парень попал в яблочко. Буквально — только яблочко то было глазное.
И вдруг златовласка весьма неожиданно для себя оказывается переходящим знаменем, только на сей раз берут аккуратнее за талию без намерений передавить что-то, острыми предметами близко к лицу не размахивают, да и в целом, ничем продолговатым сомнительной ценности не угрожают, хотя казалось бы антураж располагает. Нежностей и неба в алмазах, впрочем, тоже не обещают, но хотя бы и не воняют. Одно обидно, когда чувствуешь под ладонями напряженные мышцы, боле нигде ничто никуда не выдавалось... быть может, дело в том, что обнаженные блондинки были не в его — молодого японца — вкусе, или (что, разумеется, маловероятно) обстоятельства совсем не располагали для явного выражения удовольствия по поводу столь внезапного близкого знакомства. Но в его-то возрасте? А ещё говорят, японцы — самая здоровая нация, вон даже поставляют семидесятилетних дедов в топы звезд фильмов соответствующего содержания для соответствующих зрителей.
Словом, если в данный момент молодой человек и желал почувствовать себя рыцарем и истинным джентльменом, спасающим даму в беде, то Орегано подобная роль не нравилась, и никакого удовольствия синьорина-приправа по поводу тесных сношений с зарубежным коллегой (в Японии, конечно, свои нравы, но едва ли девушка прямо сейчас присутствует на муниципальном соревновании среди любителей кендо, а не драке якудза) не испытывала.
«Божеблядь, мне потом ещё объяснять, что я не домагалась до этого школьника? Надеюсь, полиция будет ехать дольше, чем я натягиваю трусы».

— Голая задница не самое большое неудобство, которое случалось в моей жизни.
Как бы намекала, мол, мне ваши сладкие подачки не нужны.
Толпа мужиков с мечами, что очевидно, в качестве неудобства не воспринималась. Хотя, откровенно говоря, вся эта любовь к традициям страны восходящего солнца — несколько не её, итальянки, профиль. Катаны отнюдь не европейские мечи, где для бодрого начала хватало натренированных рук и простого правила от Джона Сноу. Нет, не того, которое «умирать от колотых ран нужно строго в присутствии полоумных жриц огненного бога», а которое «колоть острым концом».
Упавшее на пол полотенце оказывается в женских руках. То, что нападавшие не оставят живого свидетеля — факт, поэтому придется подыграть мистеру спасителю одиноких иностранок, шарахающихся по мужским баням. О его навыках можно было судить поверхностно, но вот о численном преимуществе — вполне конкретно. Благо, что помещение было не настолько просторным, чтобы дозволить набежавшим, акт тараканы, представители азиатской мафии заполонить всю комнату и окружить. Только это было и минусом, грозящим перспективой получить в лучшем случае несколько шрамов, если попасть под чужую руку с катаной. Оставалось надеяться, что если и прилетит, то хотя бы не по лицу. Шрамы бывают красивыми, но хоть Орегано и близится семимильными шагами к пенсионному возрасту, не хотелось бы сдавать позицию в меру симпатичной златовласки так быстро.

Шлепанцы летят в сторону, дабы не мешаться — в таких делах агент предпочитала твердо стоять на земле.
Можно было заодно скинуть полотенце, но едва ли это получило бы нужный эффект. А златовласка всё же приехала в Японию на задание, а не за чемоданом психологических травм и депрессии по поводу собственной непривлекательности.
— Donde esta la biblioteca?
Но они, конечно же, цитату не оценили. Они вообще как-то не могли срастить два факта, что какая-то бледная европейская девка не визжала, забившись в угол, а вполне явственно понимала и японскую речь, и цель наметившегося интертеймента. И более того, явно намеревалась не проходить мимо.
Закрученное жгутом полотенце через мгновение после секундной паузы, выявившей полное отсутствие знатоков испанского и марвеловских кинолент последних лет, впечатывается в лицо ближайшего из якудза, после чего Орегано легким движением ударяет бандита по ляжке, перехватывая показавшийся из-под мужского колена край полотенца, и с силой дергает на себя, роняя на пол противника.
Шаг назад — поверх павшего на землю уже скакали следующие претенденты приложиться к белой махровой ткани, что еще недавно была обмотана вокруг бедер того самого парниши с неестественно оптимистичным выражением лица. Нет, японцы всё же странные ребята с весьма специфическими вкусами.
Выкинуть руку вперед, чтоб полотенце, тяжелое из-за вобранной в себя воды, с звонким шлепком ударилось о чье-то пузо, а в следующее мгновение оказалось обмотано вокруг тощей шеи, кою заставили прогнуться и устремиться вниз, аккурат на уровень женской талии, чтоб по макушке с небольшим темным ежиком было удобнее ударить локтем. 
В следующее мгновение Орегано даже не успела сказать ни «mamma mia!», ни менее благозвучного, но более красноречивого «cazzo!», только прогнуться в спине, отклоняясь назад, когда произведение японских мастеров вознамерилось отсечь ей голову.
Выпрямиться и пнуть нападавшего в живот, высоко вскинув ногу, что станет последней каплей терпения для крепко завязанного на груди полотенца, которое агент тут же отпнула в сторону, а один из нерасторопных якудза умудрился наступить на оное, запутаться в собственных ногах и завалиться на четвереньки, став великолепным трамплином для кинематографичных приемов — терять в таком положении уже точно нечего, скромность в данном случае не лучшая добродетель, а прямой путь к получению новых отверстий в организме, явно не предназначенных для украшения бытия навроде пирсинга или улучшению ощущений вроде того же пирсинга, только гораздо ниже ушей. Полотенце, позаимствованное у японского вьюноши, тяжелым комом летит в следующего нападающего, дабы отвлечь внимание, толчок правой ногой, встать левой на чужую растатуированную спину и сделать не самое элегантное сальто в своей жизни, приземлившись на согнутые в коленях ноги, дабы получить перспективу больных коленей, если выделывать такие пируэты без поддерживающего пламени Солнца тем самым прижать собою к полу того невоспитанного мужлана, коему выпала честь секундой ранее принять последний полет чужого полотенца на себя. Нависнув мрачной итальянской тенью и подавшись вперед, агент фривольно уселась на мужской груди и не без удовольствия ударила несколько раз прямиком в челюсть, словно бы мстила за испорченный вечер.
Отчасти так оно и было, ибо последнее, что на сегодня планировала Орегано — рассекать обнаженной перед молоденькими якудза.

Утерев мужской рубашкой кровь из чужого разбитого ... всего, яркими кляксами размазанных на женских костяшках, агент, дунула на светлую прядь, упавшую на лицо. И обернулась через плечо, кое кокетливо выставила вперед, как будто так можно было что-то прикрыть.

Отредактировано Oregano (08.08.2022 17:21)

+2

5

За последние несколько лет Ямамото успел побывать во многих переделках. Первое время они даже спать спокойно не могли, потому что особо умные якудза думали, что это хорошая мысль — напасть на них ночью, прямо в их доме. В итоге весь дом был в чужой крови, от которой избавиться не так-то просто. Особенно сложно — невозможно — вывести её с дерева. Однажды они разгромили их ресторан, и пришлось придумывать легенду для мирных жителей, что случилось. Разгромить их, вырезав всякое желание лезть впредь, тоже пришлось потом. На чужой территории, в лесу, прямо за ужином в ресторане, когда переговоры не задались. В общем, много чего было. Бойни в бане, когда ты стоишь в неглиже перед итальянской красоткой — такого не было. Но, ха-ха, как говорят? В жизни всё когда-то бывает в первый раз, и этот первый раз Ямамото тоже принимает легко, не смотря на некоторые неудобства. Впрочем, сама итальянская красотка говорит, что это не самое страшное, что с ней случалось. Ну надо же. Ямамото — смеётся.

— Насыщенная жизнь у вас, полагаю, — легко отзывается, впрочем, не оборачивается, полностью занятый якудза, несущимися в его сторону. Вздыхает, скользнув цепким взглядом по каждому: кто ж их учил фехтованию? И о чём они думали, когда отправляли подобных самодуров к нему? Количество не имеет значения, если людям отчаянно не хватает техники. Ямамото учили сражаться против толпы. Ему пришлось научиться этому и самому, в реальном бое. Лучшая закалка та, в которой ты понимаешь, что у тебя нет другого выбора, кроме как выйти победителем.

Ямамото оборачивается только раз, когда слышит резкий шлепок, а после — грохот. Дамочка-то отказалась не из простых и подозрительно быстро не просто сориентировалась, что делать, но и нашла оружие — его же полотенце — для себя, которым удивительно ловко обращалась. Всего несколько точных движений и один из мужчин уже лежал плашмя, ударившись головой о пол при падении. Серьёзно, она — самый неоднозначный персонаж из всех присутствующих, и это уже нельзя было отнести к собственной паранойе или черте характера. Это чем же надо в жизни заниматься, чтобы одним полотенцем отделать якудз? И так ли случайно тогда она оказалась в мужской бане в таком случае? От мыслей его отвлекай чужой замах справа — Ямамото резко приседает, упираясь одной ладонью о пол, подаётся рывком ближе и подсекает горе-якудзу, роняя его на пол. Поднимается сам и без колебаний, не меняясь в лице и снова непринуждённо улыбаясь, вгоняет лезвие катаны в чужое предплечье, заставляя того закричать; небрежно отпинывает оружие в сторону. Ямамото улыбается и тогда, когда на него тут же несётся ещё один — легко заносит руку для удара, но на пол пути перекидывает катану в другую и рубит ей по диагонали, Самидарэ.

И, право, это начинает надоедать. Разбираться с ними по одному, слишком утомительно. Он проносится рядом с незнакомкой вихрем, несколькими точными, но сильными ударами заставляет отступить назад людей, толпящихся в проёме, и дёргает уголками губ в неправильно мягкой улыбке, таящей в себе угрозу.

Шиноцуке Ама, — выдыхает едва слышно, прежде чем взмахнуть рукой и ударить по диагонали, откидывая сразу всех. В подобной дислокации есть свои плюсы — избежать атаки у них просто не было возможности. Была только одна проблема: девушка на ресепшене уже могла вызвать полицию, если только эти якудза не успели позаботиться об этом. Желательно, чтобы сделали они это без лишних проблем в таком случае, приятная девушка она. Оставшиеся несколько человек что-то крикнули и ринулись на него, но Ямамото не слушает их, с ними разбирается быстро, однако катану не спешит выкидывать. Ещё не время, нужно быть готовым ко всему, пока они здесь.

Прекрасная итальянка тем временем прекрасно наносила один удар за другим последнему якудзе, уже не способному к сопротивлению явно. Хорошие удары, думает Ямамото отстранённо и задумчиво скользит взглядом по чужой фигуре, а потом — замирает и хмурится ненадолго, когда замечает до боли знакомое родиное пятно на левой ягодице девушки. Бывают ли такие совпадения? А потом девушка оборачивается и до Ямамото, наконец, доходит, что он пялится на неё, обнажённую, сам находясь в таком же положении. Моментально и непроизвольно краснеет и накрывает ладонью лицо, закрывая глаза.

— Прошу прощения, ха-ха, — начинает, — думаю, стоит заканчивать и уходить отсюда. Я со всем разберусь, — он отворачивается сам, неловко ерошит волосы на затылке, опуская руку с катаной, коротко ведёт ей по полу дугой, концентрируя взгляд именно на этом движении и стараясь не думать, — так что насчёт кафе? Или вас всё же сопроводить в библиотеку? — смеётся легко и выдыхает. Как... неудобно-то. И — смущает.[icon]https://i.imgur.com/Ic5bo0s.png[/icon][lz]<p class="char_name"><a href="https://khr-vendetta.ru/viewtopic.php?id=38#p395" target="_blank">Ямамото Такеши, 23</a></p><p class="char_info">И в этой <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=18" target="_blank">кромешной</a> <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=24" target="_blank">тьме</a><br> <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=23" target="_blank">Мы</a> всё также <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=15" target="_blank">ясно</a> видим <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=14" target="_blank" title="">перед собой</a>.</p>[/lz]

+2

6

Орегано замечает его заинтересованный взгляд — так смотрят в книгу или на яркую вывеску с провокационной надписью, внимательно и сосредоточенно, пытаясь постичь истинный смысл. Агент помнила, что ничего подобного у нее на пояснице и прилегающей к ней области не было, во всяком случае, если последнее совместное распитие вина с Турмериком и вышло из-под контроля, то татуировку на пьяную голову пропустить было довольно сложно. Орегано, конечно, талантливая дамочка, но у каждого таланта есть предел. Осуждать за взгляд, приличествующий куда больше третьему свиданию, итальянка не торопилась, хотя определенно точно знала об отсутствии необходимости вымерять всё с точностью до сантиметра — шифром к сейфу в номере не служат её параметры, у подражания современным кинолентам тоже должны быть свои пределы.
Вьюноша замечает, что его нескрываемый интерес вызывал ответный, и спешит отвернуться, прикрыв глаза рукой. Слишком поспешно на вкус златовласки. Слишком.
Это выглядит немного странно, зная отношение японцев к вещам естественным и оттого выведенным за рамки постыдного. Но куда более странно, что тот, на кого накинулась толпа якудз, подставляет спину неизвестной особе, что явно может воткнуть нож в спину. Или счел невозможным подобный исход, решив, что отсутствие одежды — гарант безопасности? Право слово, Орегано даже обидно, что о ней столь невысокого мнения.
А ещё говорит, что у неё насыщенная жизнь.
Итальянка поднимается на ноги и подходит вплотную к молодому человеку, стараясь сделать это максимально бесшумно, единственное, что невозможно контролировать — висящие на заколке для волос бусины.
— Уверен, что прикрыл то, что нужно? — подушечка указательного пальца упирается в один из позвонков, аккурат меж лопаток, как наглядная демонстрация того, что японец сделал всё, чтобы составить компанию усеявшим пол мужской бани трупам. Могла бы для наглядности взять чужое оружие, но не хочется накалять обстановку и напрашиваться на удар катаной, который и не парировать толком. Зато женская рука теплая, обманчиво мягкая — едва ли перепутает и переполошится. Не сделал этого минуту назад, поздно делать сейчас. Видимо, богатый жизненный опыт не включал в себя событие, которое бы высекло на извилинах простую истину — женщина сзади к запоминающемуся вечеру.
Орегано ведет пальцем вниз, опустив взгляд, наблюдает, как машинально напрягаются мышцы.
Забавное совпадение, одно из тех, в которые блондинка не верит. Но и они находятся не в той части Азии, чтобы в комнату вбежал десяток человек и в танце выяснилось о родственных узах.
— Сейчас было очень удобно перерезать тебе бедренную артерию, — Орегано делает шаг, обходя молодого якудзу слева, ведь именно левой рукой он прикрыл лицо. Девушка смотрит японцу в глаза, меж тем, внутренней поверхности бедра коснулось заточенное острие кандзаси — заколки, без которой светлые волосы закрыли женские плечи.
Поздновато строить из себя заблудившуюся туристку, зато никогда не поздно попробовать дать дельный совет, несмотря на проявленный ранее нездоровый оптимизм. На практике агента, оптимизм спасал жизнь только в чьем-то больном воображении, ну это вот когда нужно видеть лучшее в любом событии: не пизданулся головой о грабли из-за собственной же невнимательности, а приобрел ценный жизненный опыт плюс фиолетовая шишка красиво оттеняет голубые глаза. Но поскольку пока ещё никому не удавалось силой позитивного мышления пережить пулю в башке, Орегано к этому относилось несколько скептично, предпочитая подход более практичный.
Разве ж могут они быть родственниками? Не то ей рассказывала матушка, совсем не то.
— Тебе повезло, что они не додумались использовать твои джентльменские замашки против тебя. Или постыдились.
Она не постыдится, сам виноват.
— Библиотек показывать не надо, — Орегано подходит к вешалке, где болтался один-единственный халат для гостя заведения, и останавливается на месте, собирает волосы в небрежный пучок и втыкает меж локонов заколку, — но у меня появились вопросы. Мы идем в кафе. Встретимся через десять минут на выходе.
Накинув на плечи халат, итальянка обернулась, мол, есть ли какие-то пожелания, уточнения и замечания.

+2


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Piazza G. Verdi № □ □ □ » Секс, наркотики, антибиотики [KHR!]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно