Случайный постYamamoto Takeshi:

Так в какой момент всё началось?

Тогда, когда в будущем услышал про смерть отца? Или когда проиграл впервые, самонадеянный слишком? Слышать о том, что не смог защитить, ничего не смог — неприятно. Настолько, что даже у него не получилось сохранить привычную лёгкость. Осознание липким и холодным застревает между рёбрами, медленно разъедает кости, разрушая их, точно ржавчина: мягкосердечность и добродушие — фатальны, не способны сохранить в руках даже то, что должен был держать крепче прочего. Если бы они приняли другое решение. Если бы он был сильнее. Если бы не колебался и не верил свято, что всё получится — словами и щадящим. Если бы, но. Им это по силам, думал он. Они справятся. Цуна справится, примет нужное, правильное решение. Цуна принял решение, что погубило их всех.

Или тогда, когда впервые встретил Скуало? «Оказывается, я совершенно не умею проигрывать», говорит в тот момент Ямамото, и дни теряют счёт. Это правда — он не умеет и не любит проигрывать. Правда — он хотел взять реванш. Но правда и в том, что что-то вскипает в груди, когда клинки сталкиваются, когда чувствует вкус крови во рту и запах её на чужих руках. Он хотел доказать себе, что способен заставить Дождь Варии воспринимать себя всерьёз. Он не хотел признавать, но чувствовал: рукоять катаны слишком хорошо лежит в руках, как будто так и должно было быть всегда, как будто она — его продолжение. Он оттачивал одно движение за другим, жадно впитывал техники, что показывал ему отец, и день с ночью потеряли всякие границы, обращаясь единым.

Читать полностью »

После мирной смерти Тимотео Савада Цунаёши становится десятым доном Вонголы. Реборн пропал и подозревается в убийстве Савады Наны. Тем временем неизвестная семья начинает действовать.

KHR! Vendetta del Caduto

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Piazza G. Verdi № □ □ □ » Louder than words [KHR!]


Louder than words [KHR!]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Супербиа СкуалоЯмамото Такеши
https://i.imgur.com/N8UYrBs.png
hey ah no yo na no yo

Офисное АУ. [q]

[icon]https://i.imgur.com/CXIjibl.png[/icon]

+2

2

Квартальная отчетность, каким-то хером (волшебным, не иначе) наложившаяся на совет акционеров и одновременную аудиторскую проверку — пожалуй, хуже не придумаешь. Весь офис гудит, словно потревоженный улей, с раннего утра и до позднего вечера, не стихая на обед и ленивые перекуры; здесь отдыхает только смертник, директора отделов обезумевшими слепнями носятся туда и сюда, откусывая головы подчинённым, несут урон сами, который множат в геометрической пропорции среди подчинённых. Ты — уволен, этот — тоже уволен, вот тот — сокращён в должности, добро пожаловать в ряды простолюдин, схватил папку с отчетом в зубы и бегом пересчитывать сводную таблицу, на его место выдвигается рандомный счастливчик, греби изо всех сил — или сдохни, пытаясь.

— Супербиа, сэр..
— ЧТОБЛЯДЬ!! — пулей выскакивая из кабинета босса, Скуало орет так, что у него самого ушли закладывает. Волосы сбились на бок, на лбу испарина, он дергает узел галстука в попытке ослабить и остудиться хоть немного. Его песочили полтора часа подряд без продыху, а после каким-то волшебным образом повысили на должность заместителя вместо трагичного увольнения. Что? Как это произошло? У него в ушах гудит и пульсирует, ревет прибывающим паровозом, стыкующимся с платформой с громким чпоком, и все это под топом и гомон толпы, разве что дым не идёт. А, нет, присмотритесь, вот и пар, от разогретой до предела макушки буквально пышет белёсыми клубами.

В дверь сзади робко подталкивают. Скуало почти забывает, что все это время подпирает оную собственной задницей, не в силах держаться на своих двоих самостоятельно, до того его перетрясло. Но все же находит в себе силы и делает шаг в сторону, позволяя мрачному товарищу покинуть кабинет высокого начальства. На Леви лица нет, он едва ли соображает, кто он и где находится, смотрит пустым взглядом куда-то себе под ноги, а после вдруг вскидывает глаза — ударит, с отчаянным пониманием решает Скуало — но не бьет, а лишь протягивает ладонь для крепкого пожатия.
— Поздравляю, эта должность по праву твоя.
Его голос тихий, хриплый, печальный, но — полный внезапного облегчения. Словно раб на галерах, не знающий ничего другого, кроме безумной гребли во имя выживания, но вдруг осознавший окружающим мир, Леви кривится всем лицом.
— Удачно тебе выжить в этом аду.
Скуало растерянно жмёт его ладонь, все ещё не в состоянии осознать случившееся, а после медленно кивает.
Ну да. Удача ему потребуется.
Разжимая пальцы, Леви-а-Тан удаляется, на ходу стягивая пиджак и ослабляя галстук. Даже личных вещей с рабочего места не собирает в сиротливую коробочку, слишком спеша покинуть локальный филиал преисподней на их грешной земле. Хорошо ему. На секунду Скуало ощущает укол зависти, наверняка как и все, кто растерянно расступается на пути уволенного, он теперь свободен, но отчего-то так заметно счастлив, что они все растеряны в общем непонимании и смотрят ему вслед с сомнением, а после возвращают взгляды к своему новому начальнику.

Самого Леви уволили? Что теперь будет? Скуало его заменит? Он справится? Что с ними всеми случится? А если не справится, то — кто следующий? Едва слышный шёпот множится, повторяет одно и то же, кружится, расщепляется на полутоны, ввинчивается в виски, забивается в уши. Хватит! Перестаньте! Заткнитесь! Замолчите. Нужно… подумать. Нужно.. нужно поставит ситуацию на паузу и просто вдохнуть.

Скуало нервозно сглатывает и опускает лицо, пытаясь избежать чужих взглядов, спешит к ближайшему кулеру, чтобы сделать паузу хоть на мгновение, на минутку, на секундочку — и осознать. Что, мать его, только что произошло? Леви сбежал, не оставив явок и паролей, бросив недоделанную работу на середине, ускакал навстречу свободе счастливой маленькой девочкой, но что же делать тем, кто оставался? Черт! Он с силой бьет по несчастному пластику, сминая в пальцах стаканчик из-под воды, к счастью — допитой.
— Супербиа, сэр, — вдруг снова появляется тот самый голос, что отвлёк его чуть раньше. На этот раз Скуало не орет в ответ, в нем просто нет сил от шока и стресса, он поднимает уставший мрачный взгляд, разглядываю девчонку с бейджиком отдела HR. А этой чего здесь нужно? Он выразительно поднимает бровь, воздерживаясь от лишних вопросов, и приободрённая девчулька шелестяще продолжает: — Стажёр сегодня на 11! Вы посмотрите?
Некоторое время Скуало продолжает на неё смотреть, не осознавая смысла услышанного. Правую руку босса только что уволили, назначив вместо прожжённого «грозового хранителя» его, блядь, его, Супербиа мать его Скуало, который абсолютно не ебет, что же делать дальше! Какой, в сраку, стажёр!? Разве он похож на того, кому нужен бесполезный стажёр? Его не то, что учить, его просто пособеседовать — некогда.

Стягивая с носа очки, Скуало нервозно дышит на стекло и протирает уголком приталенного пиджака. По виску стекает горячая капля, одна, другая. Ему срочно нужен план. Ему нужна команда. Сильная, быстрая, умная, которая — не ошибается. Хаято из вычислительного, тот безумный блондинчик из отдела планирования, и ещё эта.. эта, ну же, как ее, смышленая такая и в очульках, всегда в строгом костюмчике и с папкой таскается, Скуало близоруко щурится, щёлкая пальцами в такт своим мыслям, абсолютно забывая и о девчонке из отдела кадров, и о злосчастном стажере. После просто срывается с места, уносясь разыскивать себе команду мечты, раздумывать некогда, время — деньги, время — репутация и честь, время время время - то, чего у него совершенно нет.

Снова включается он только поздним вечером, когда большинство работяг расползлись на ночь в свои квартирки, пользуясь гарантированным перерывом на вымирание согласно трудовому законодательству страны, слабаки!, но офис и не думает пустеть, хотя и заметно притихает. Вся его команда работает в мыле, несработанная, конфликтная, между ними горит, полыхает и взрывается, такими темпами им никогда не закончить вовремя. Растирая гудящий висок, Скуало выходит к кулерам - выпить воды и выдохнуть, но по пути цепляется с аудитором - и всё начинает гореть с новой силой.
— Ты! - выхватывая взглядом одинокого мальчишку без бейджика (кто это? лицо незнакомое, новенький? пытается сбежать домой? нет уж, не повезло, бедолага), он нервозными щелчками подзывает его ближе. - Из какого отдела? Неважно, поздравляю с повышением, сегодня ты работаешь на меня. Срочно беги в архив и принеси мне папки с Ди до Эф с красной маркировкой. И чтоб без задержек, иначе уволю вчерашним числом, все понятно? Почему еще здесь? Одна нога тут, другая там!

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/02/3b/14/460291.jpg[/icon]

+2

3

В детстве всё, конечно, проще. В детстве забот-то не знаешь, все проблемы — сущее ничего, ребячество. Тогда, конечно, они казались глобальными, катастрофе равными, но, оглядываясь назад, на это лишь улыбаешься: сейчас бы да те проблемы. Впрочем, Ямамото предпочитал ко всему относиться с лёгкостью, непринуждённо. Какой толк портить себе настроение, да думать слишком много над тем, что есть и не изменится, когда можно просто с улыбкой подойти к решению. Детство на то и детство, чтобы оставаться в прошлом, какую бы память оно за собой оно не несло.

Мечты из детства тоже порой остаются лишь таким же прошлым. Ямамото до сих пор помнит, как восторженно смотрел спортивные передачи по бейсболу и говорил: «Когда-нибудь там буду я, вот увидишь!» — он на самом деле верил, что будет. Это увлекало его с головой долгое время. Простое хобби переросло почти в одержимость в какой-то момент. Простое хобби здорово разгружало голову: находясь на поле, Ямамото забывал обо всём, мысли были заняты только тренировками, а после и сил уже ни на что не оставалось. Всё, что оставалось — приятная тяжесть в мышцах, всё, чего хотелось после — принять душ и упасть на кровать. А потом он сломал руку. А потом взросление и проблемы уже не такие ребяческие, вектор направления пришлось менять, да и не хотелось, чтобы все хлопоты на отце были. Не смотря на всю лёгкость и казалось бы несерьёзность, Ямамото всегда ко всему подходил ответственно, подмечал всё и решения его — чистая осознанность.

Ямамото не жалел о том, что направление его в жизни полностью сменило вектор: в мире много интересного, мир не останавливается, если планы меняются. Мир — поразительно равнодушен и отзывчив в равной степени. Он берёт в руки бейсбольный мяч и рассеянно улыбается, подкидывая его; сжимает крепко, бросая взгляд на фотографию отца и говорит в тишину: «Ну, я пошёл!». У Ямамото важный день сегодня — первое его собеседование, первая работа. Не сказать, что он совсем не волновался, но больше предвкушал. К тому же компания солидная, на чистоту: ему, только выпустившемуся студенту, едва ли светило что-то — он был далеко не лучший студент в потоке. И не то чтобы Ямамото принижал свои способности, как раз наоборот: он прекрасно понимал, что, даже не смотря на это, с практической частью всегда справлялся на ура. Чёткое же понимание, что следовало найти место попроще, Ямамото совсем не останавливало: ему до одури хотелось попробовать, это, можно сказать, спортивный интерес и проверка самого себя. Сможет ли представить себя, как надо? Ответить на все вопросы, что будут? Будет ли проверка его навыков? И как оно вообще будет? Нет лучшего места, которое сразу бы дало ответы на все вопросы и преподнесло бы незаменимый урок, чем то, где рабочий процесс выстраивался годами, и что успело зарекомендовать себя. Ямамото уверен — это будет незабываемый опыт!

О том, что он забыл пиджак на спинке стула, Ямамото вспоминает, только когда переступает порог здания. Чёрт бы с ним, думает он, и широко улыбается. Очаровательна девушка встречает его и проводит в просторный кабинет, переговорная наверное какая-нибудь. Ямамото оглядывается по сторонам любопытно — всё ему интересно, всё в новинку; энтузиазма и желания работать именно здесь становится больше, но если не выгорит, то он не расстроится: когда-нибудь, когда он наберётся опыта, обязательно попробует ещё.

Ему говорят, что скоро к нему придут и чтобы он подождал, и оставляют одного. Ямамото благодарит и по началу сидит, как первоклассник: с выпрямленной спиной, ноги вместе, ладони на коленях. Надоедает ему это быстро. Сперва он просто удовлетворённо вытягивает ноги, потом откидывается на спинке стула. Через какое-то время девушка возвращается и извиняется, говорит, что придётся подождать: «Работы ворох, но может хотите чаю или кофе?». Чая хватает на десять минут. Ямамото бездумно проводит пальцами по краю кружки и в очередной раз оглядывает помещение: проектор на всю стену, широкий стол, стеллаж, заставленный книгами, фикус в углу и панорамные окна. Уютно, думает Ямамото, и терпеливо сидит спокойно ещё час.

Сидеть в кабинете в тишине ему надоедает и он решает, что не будет ничего страшного, если он выйдет и прогуляется. Осмотрится. На всякий случай оставляет записку на столе, что вышел в уборную. Он и правда узнаёт, где и что находится. Даже узнаёт, где кухня. Там знакомится с девушками из отдела поддержки — Сасагава Кёко и Курокава Хана, — они, в свою очередь, знакомят его с другими ребятами и проводят экскурсию. Показывают, где находится комната отдыха (Курокава мрачно добавляет, что побывать здесь ему не светит), рассказывают, кто и за что отвечают, хихикают, что боссу лучше под руку не попадаться; показывают где архив и что можно найти в пешей доступности от офиса. А потом спохватываются и убегают, оставляя Ямамото дальше знакомиться с «бытом» компании и людьми одного.

Так проходит ещё несколько часов.
И ещё.

Сасагава удивлённо моргает, когда заглядывает в переговорную, и говорит, что, видимо, решили устроить ему стрессовое собеседование, Курокава закатывает глаза и замечает: «Да просто забыли». Ямамото смеётся и отвечает, что это по своему увлекательно и весело. Но на самом деле он даже устал. И дело не в том, что его это раздражала или он считал подобное неприемлемым, просто не привык ничем не заниматься. Зато успел понаблюдать за процессом работы. Здесь весело, Ямамото нравилось: жизнь, так и кипит, на отдых, кажется, и правда времени не оставалось.

Ямамото в очередной раз выходит из кабинета — размять мышцы, — отмечает, что вечером здесь намного тише. Бросает взгляд на часы и с удивлением понимает, что уже достаточно поздно. Пожалуй, пару часов ещё может подождать, думает, когда его окликает громкий голос.

— Я? — удивлённо отзывается и неловко ерошит волосы на затылке; иррационально хотелось извиниться — столь нервно и требовательно его зовут, будто он в чём-то успел провиниться. Ну... расхаживать без спросу и правда, наверное, не стоило. Оставалось надеяться, что никому не помешал. Если вспомнить, то никто его не прогонял, все были весьма дружелюбны, а значит всё хорошо, они ведь не стали бы ему врать! Ямамото разглядывает парня — мужчину? пытается прикинуть возраст, — подходя ближе, и думает, что его ещё ни разу не видел сегодня. По тону понимает, что кто-то важный здесь, наверное, из руководящего состава. Последующий вопрос заставляет убедиться в этом, но ответить на него Ямамото не успевает, потому что...

Кажется, Ямамото только что приняли на работу.

Не просто приняли — повысили. А все говорили в университете, что первые месяцы после учёбы самые сложные и невозможно никуда приткнуться: «Тут опыта подавай сразу десять лет, там условия ни к чёрту», — кто ж знал, что всё будет так просто! Всего-то нужно было подождать несколько часов. Несколько раз несколько часов.

События развиваются так быстро, что Ямамото, признаться честно, даже теряется, только глупо улыбается, смаргивая удивление, а после — улыбается ещё шире.

— Прошу прощения, сейчас же принесу, — бросает взгляд на бейджик, — господин Супербиа! — разворачивается на девяносто градусов и быстрым шагом, переходящим в бег, удаляется в сторону архива. Супербиа. Кажется, что-то о нём ему сегодня рассказывали, но Ямамото так много всего рассказывали, что, к своему греху, информация в голове путается и он не может вспомнить ничего конкретного. Зато точно помнит, где архию. Он лишь мгновение мешкает, неуверенный, что ему правда можно вот так заходить туда, но раз уж сказали, то нужно, да? И даже быстро находит нужные папки: тот, кто отвечал за систематизирование всей информации, явно с педантичностью отнёсся к задаче.

Возвращается Ямамото минут через десять. Широко улыбается и протягивает документы:

— С Ди до Эф и с красной маркировкой, как вы просили! — мнётся какое-то время, словно не решаясь спросить, но всё же продолжает: — Успел? Ха-ха, прошу прощения, не хотелось бы увольнения в первый же рабочий день![icon]https://i.imgur.com/CXIjibl.png[/icon]

+1


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Piazza G. Verdi № □ □ □ » Louder than words [KHR!]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно