Случайный постYamamoto Takeshi:

Так в какой момент всё началось?

Тогда, когда в будущем услышал про смерть отца? Или когда проиграл впервые, самонадеянный слишком? Слышать о том, что не смог защитить, ничего не смог — неприятно. Настолько, что даже у него не получилось сохранить привычную лёгкость. Осознание липким и холодным застревает между рёбрами, медленно разъедает кости, разрушая их, точно ржавчина: мягкосердечность и добродушие — фатальны, не способны сохранить в руках даже то, что должен был держать крепче прочего. Если бы они приняли другое решение. Если бы он был сильнее. Если бы не колебался и не верил свято, что всё получится — словами и щадящим. Если бы, но. Им это по силам, думал он. Они справятся. Цуна справится, примет нужное, правильное решение. Цуна принял решение, что погубило их всех.

Или тогда, когда впервые встретил Скуало? «Оказывается, я совершенно не умею проигрывать», говорит в тот момент Ямамото, и дни теряют счёт. Это правда — он не умеет и не любит проигрывать. Правда — он хотел взять реванш. Но правда и в том, что что-то вскипает в груди, когда клинки сталкиваются, когда чувствует вкус крови во рту и запах её на чужих руках. Он хотел доказать себе, что способен заставить Дождь Варии воспринимать себя всерьёз. Он не хотел признавать, но чувствовал: рукоять катаны слишком хорошо лежит в руках, как будто так и должно было быть всегда, как будто она — его продолжение. Он оттачивал одно движение за другим, жадно впитывал техники, что показывал ему отец, и день с ночью потеряли всякие границы, обращаясь единым.

Читать полностью »

После мирной смерти Тимотео Савада Цунаёши становится десятым доном Вонголы. Реборн пропал и подозревается в убийстве Савады Наны. Тем временем неизвестная семья начинает действовать.

KHR! Vendetta del Caduto

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Piazza G. Verdi № □ □ □ » Wild Hunt


Wild Hunt

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[ Xanxus х Oregano]
https://i.imgur.com/Y5BY1Ex.jpg

Когда вместо завтрака опять пришли предлагать переговоры



— Почему твой отец так часто ходит на кладбище?
— Привыкает к будущим апартаментам.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3284/355019.jpg[/icon]

Отредактировано Oregano (22.05.2022 20:35)

+2

2

— Блять, ну почему он из Варии? Элитно ебись этот элитный отряд клоунов-самоубийц в бдсм-нарядах в три прогиба.
Капитан Америка сейчас явно нервно крутился в гробу, поскольку один из агентов CEDEF выражался не только при детях, но и леди. Однако ни леди, ни вчерашние дети на красноречивые эпитеты, коими Турмерик щедро одаривал в этот момент отряд элитных убийц, лишь на бумаге подчиняющийся Вонголе, никак не отреагировали. Не то чтобы подобный стиль речи был привычен в стенах организации внешнего советника, однако, за последнюю неделю, минувшую с момента жестокого убийства Савады Наны, местные стены слышали и не такое. Обстановка накалялась всё больше с каждым днем, и Хранителям Иемицу становилось всё сложнее держать руку на пульсе, заодно подавляя слухи хотя бы и внутри самого CEDEF. Первые дни отсутствие босса скрывать было не так уж и сложно, а сами господа из набора приправ искренне верили, что начальство вскоре вновь переступит порог своего кабинета и примет обратно бразды правления. Однако Савада-старший не явился ни на третий, ни на четвертый день, а навестившие его Орегано и Базиль поняли, что на пятый и шестой ждать его точно не следует. Казалось бы, горе потери близкого человека знакомо каждому, с кем не бывает упасть в затянувшийся траур, потеряв из жизни и памяти сколько-нибудь дней. Проблема в том, что с Иемицу Савадой такого прежде не случалось. Казалось, внешний советник похоронил достаточно давних друзей, коллег и боевых товарищей, коих знал намного дольше и лучше собственной законной жены, завел достаточно романов на стороне разной степени продолжительности, чтобы не убиваться сверх меры, обретя статус вдовца, однако… Однако, кто бы мог подумать, что убийство какой-то японки на другом краю света лишит CEDEF головы. Головы и сердца — Иемицу Савада уже давно сросся с организацией, кою возглавлял несколько десятков лет, никто не представлял CEDEF без молодого льва Вонголы, а самого Иемицу без CEDEF. Однако не то взыгравшая вдруг любовь, не то чувство вины или что-либо ещё взяли своё. И как всегда так не вовремя. Как говорится, полное… Сhe culo.
— Я попробую решить это со Скуало, — упираясь каблуком в пол, тем самым раскручивая кресло, на котором сидела, из стороны в сторону, произнесла Орегано. Встретив удивленные взгляды, продолжила, — Занзас будет говорить только с господином Иемицу, что, как мы понимаем, в ближайшее время попросту невозможно. Однако сейчас не время откладывать дела такого рода в долгий ящик. Скуало — человек рассудительный. Возможно, он и не отдаст нам своего человека, но я сумею сторговаться на сотрудничество. Получим от их Фабрицио всё, что нужно, и это уже будет их головной болью.
— Сумеешь?
— Хотя бы попробую. Поеду завтра же утром, наверное, даже успею к местному завтраку.
— Тогда самое время закругляться, — взглянув на наручные часы, произнес напарник. Два часа после полуночи — самое время расходится по домам, если планируешь спозаранку пару часов трястись по дороге через половину Сицилии.
Орегано кивнула и пододвинула папку с документами к Турмерику, а после, накинув на плечи пиджак вышла в коридор.

Стоя у лифта и наблюдая за тем, как неторопливо сменяются красные цифры на электронном табло, итальянка, безошибочно угадав, кому именно принадлежат шаги за её спиной, не оборачиваясь, произнесла:
— Я думала, вы с Базилем ещё поработаете немного.
— Голова кругом, перерыв в полчаса мои несчастные, трижды сотрясенные с особой тщательностью и жестокостью мозги заслужили.
Златовласка усмехнулась словам напарника, прекрасно зная натуру Турмерика, претившую заниматься одними лишь цифрами, отчетами и бесперебойной мозговой деятельностью. Грозе куда больше по душе была работа за пределами стен CEDEF, нежели протирание штанов в закрытых кабинетах.
— Я хотела пройтись пешком.
— Чудно. Составлю компанию.
Раздался писк, извещающий о прибытие лифта, и Орегано с Турмериком почти синхронно шагнули в тесную кабинку.

Утро выдалось, на удивление, пасмурным, но так было даже лучше — не требовалось надевать темные очки, а в салоне авто сохранялась приятная прохлада.
И когда на территорию Варии Орегано пропустили без предварительного скандала, запахло предчувствием чего-то нехорошего — после череды неудач всё складывалось слишком гладко и хорошо, где-то, несомненно, синьорину-приправу поджидал подвох. Но только где?
Поднимаясь по лестнице на второй этаж, агент встретила только нескольких рядовых, больше похожих на сонных мух, которые в столь ранний час не задавали вопросов, завидев девицу в костюме, хотя Орегано не то чтобы успела примелькаться в местных стенах, даже после того, как отношения между CEDEF и Варией после Конфликта Колец перешли из стадии ненависти не к любви, но вежливому нейтралитету, коих придерживались и раньше. Во всяком случае, внешний советник.
Подвох настиг внезапно в виде закрытой двери, ведущей в обитель бывшего школьного заклятого друга, и Орегано мысленно чертыхнулась. Стоило догадаться, что провалившиеся попытки дозвониться до Скуало это не следствие позднего часа и отключенного звука, а нечто большее — затянувшаяся миссия или вымученный отпуск под капельницами с витаминами для восстановления если не ментального, то физического здоровья.
О том, что Супербия скачет по тренировочному залу, угрожая манекенам, собственным офицерам или обожаемому ученику, речи не шло — в Варии ничего без его ведома не делалось, а истеричный вопль «ВРОООЙ! ТОЛЬКО НЕ ОНА» раздался бы ещё минут пять назад, будь стратегический капитан Варии на территории поместья.
«Вот же ж блять», — думает про себя Орегано, в употреблении бранных слов никем ранее не уличенная. Однако здесь иначе и не скажешь.
Делает глубокий вдох и прикрывает глаза, устало потирая переносицу, на которой виднелись две симметричные красные отметины, стоило лишь приподнять очки указательным и большим пальцами.
Оставалась призрачная надежда на то, что Скуало вернется на базу сегодня же. Ждать его здесь — не лучшая затея, но насколько целесообразно уезжать обратно, а после вновь возвращаться?
Не идти же к Занзасу, в конце-то концов.

Звук открывающейся двери, несколько шагов и какое-то невнятное «Доброе утро». Обернувшись к источнику приветствия, Орегано замечает Леви, держащего в руках пустой поднос.
— Здравствуй, — подходя ближе, быстро произносит, не давая повода думать, что сейчас состоится светская беседа, — где Скуало?
— На задании.
— Когда вернется?
— К концу следующей недели.
Молчание.
А после глухой удар — это упали и покатились вниз по лестнице быстрее Скарлетт О’Хара мечты, надежды и чаяния.
Орегано поджимает губы, лихорадочно соображая, насколько малы шансы договориться с Занзасом. С одной стороны, они могут не спрашивать у него дозволения, затолкать Фабрицио в просторный багажник казенного авто и увезти в Палермо, а потом попытаться прикрыться Девятым, которого нужно будет вежливо попросить урезонить разбушевавшегося приемного сыночка. Потому что отошедший от дел босс Вонголы явно имеет хоть какое-то влияние на Варию в отличие от нынешнего, при всем уважении к кровинушке господина Савады.
— Где твой босс?
— Что? — легкая степень дебильности сменилась легкой степенью недоумения, разница была настолько невелика, что итальянка насилу её разглядела покрасневшими от недосыпа глазами.
— Мне нужно переговорить с Занзасом. Сейчас же.
— Это невозможно. Он завтракает.
Орегано смотрит на Леви с секунду, потом улыбается, мол, ха-ха, хорошая шутка, очень смешно. Только вот время было не то чтобы подходящее.
— Я не шучу, — парирует, будто прочитал её мысли. И девушка вопросительно вскидывает брови.
Нет, агент всегда понимала, что в Варии собрались все такие творческие личности, а у них, как известно, тонкая душевная организация и куча тараканов в голове. С такими требуется деликатность, тактичность и понимание. И подход в стиле «война войной, а обед по расписанию», в их жизни с нестабильным графиком определенно заслуживал уважения, однако пока основные потери в мафии приходились на пули, а не гастрит, поэтому Орегано представлялось возможным откладывать трапезу на попозже, если того требовали обстоятельства.
Недостаток сна и повышенная нервозность вследствие недавних событий усугубляли ситуацию. Обычно девушка спокойно воспринимала чужие правила и не лезла в чужой же монастырь, обычно ей не составило бы труда вежливо обождать, хоть побродив по коридорам, заложив руки за спину, хоть молча стоя у двери. Но не сегодня.
— У него проблемы с восприятием информации, когда одно из естественных отверстий чем-то забито? Тогда надеюсь, его сейчас не разберет запор, — выдох. Пожалуй, следовало быть повежливее. Она — все-таки гостья, прибывшая для переговоров. А пока выходило сооовсем не то.

— Обычно боссы — люди многозадачные, Леви, поэтому не надо драмы. Я приехала по очень важному делу, и поверь, в интересах твоего босса выслушать меня как можно скорее.
— Нет! — не то крик, не то визг. А это Орегано всего лишь сделала шаг, дабы обойти Хранителя Грозы.
Если бы агент была жестокой, первое, что она сделала бы, дернула за цепочки, растянувшиеся между кольцами пирсинга на лице. Если бы Леви не схватил её за плечо, она просто пронырнула под его рукой. Кажется, А-Тан, относясь к отряду элитных убийц, не боялся совсем неэлитно помереть с собственным зонтом в жопе.
Рефлексы были быстрее осознания. Осознание, в общем-то, если б успело, поступило бы ещё хуже.
Сначала Орегано вывернула мужское запястье, заставляя наклониться вперед, вытянув шею, а после повалила на пол, перекинув через себя. И судя по тому, как захрустела шея Хранителя Грозы меж женских коленей, Леви-А-Тан только что нарвался на поход к мануальному терапевту в самое ближайшее время. Зато получил отличный урок — голову можно и нужно просовывать только меж проверенных ног.
Ударив локтем в солнечное сплетение, дабы предотвратить ненужное сопротивление, Орегано ослабила хватку и спешно поднялась на ноги, ибо хоть в её привычки и входило лежание поверх размякших Хранителей Грозы, вариец в сей небольшой перечень не входил.
Поднялась и чуть не растянулась на полу, ибо Леви вцепился в её левую штанину.
Какой настырный гад!
Обернувшись назад, дабы приметить, как бы хорошенько заехать элитному убийце, проигравшему корове, каблуком в лоб, Орегано замечает новое действующее лицо. И внутренний голос произносит саркастичное, растянутое: «Мдааа…».
— У тебя прекрасные подчиненные, Занзас, костьми лягут за сохранение твоего покоя, — «божеблядь, отзови своего пса», — дернула ногой, но Леви всё равно не разжимал хватку, — но нам нужно поговорить. Дело не требует отлагательств.

+2

3

У Занзаса было не так уж много правил. Нет, серьезно, он буквально самый лояльный босс в мире. Его толерантности и принятию могли бы позавидовать самые продвинутые партии мира. Он не взирал на возраст, пол, сексуальные предпочтения и даже уровень IQ. Под знамёнами Варии вольготно себя чувствовали как королевские отпрыски, так и евреи-фокусники. Ты мог носить боа, не дружить с башкой и иметь свою красную комнату в подвале - нашли чем удивить. Для гордого звания варийца всего-то требовалось иметь неоспоримый талант в убийствах, щепотку верности, ворох нерешенных психологических проблем и чуткое понимание, когда к боссу лучше не соваться. Это несложное правило прижилось не сразу, но зато накрепко. Не так уж сложно соблюдать тишину и не устраивать своих игрищ во время завтрака, обеда и ужина, верно? Верно, cazzo??

За Леви толком не успевает закрыться дверь, а Занзас едва успевает сделать глоток кофе. За дверью начинается то самое омерзительное шуршание, когда люди балаболят, но ни хрена непонятно. Это раздражает, но если плеснуть в утреннее пойло алкогольное пойло, то это можно было бы стерпеть. В конце концов, утренний стейк сам себя не съест и… Занзас вздыхает и откладывает вилку с щедрым куском мяса обратно на тарелку. Судя по звукам из-за двери, Бельфегор опять коротнул один из зонтов Леви своими ножичками, только этот блондинистый мудень может позволить себе шуметь в этом крыле во время завтрака. У того вообще проблемы с определением времени, вот тебе и гениальность во всей красе.
- Che cagata… - все же ругается себе под нос и рывком поднимается. Если кто-то подзабыл правила, он готов напомнить. Вбить в любую голову, которая попадется под горячую руку. Походу, даже если она принадлежит CEDEF…

- Что за хрень творится? - Занзас привычно взирает равнодушно-заебавшимся взглядом. Вопросов у него больше, но этот один, в принципе, относится ко всему и разом. Не то чтобы растянувшийся на полу Леви было чем-то необычным, но вот тот, в чью ногу он вцепился, вообще ни разу не долгожданный гость в особняке Варии. Может, у нее, конечно, какие-то свои особенные отношения со Скуало, но это совершенно точно никак не должно касаться всех остальных. Особенно, во время завтрака. Нет, серьезно, она будто и не итальянка вовсе, еще бы во время сиесты заявилась, ее бы тогда еще на подъезде к крыльцу сняли. И были бы правы, стоит заметить.

- Так это обычно и работает с подчиненными, - вяло отзывается Занзас на такую простую истину. Может, Леви и выглядит так, будто ему нужен курс начинающих по Монтессори, но это тот редкий случай, когда внешность предательски обманчива. Во-первых, тот реально костьми ляжет. И это его несомненный плюс, разве нет? И во-вторых, за этой маской легкой умственной отсталости прятался на удивление вполне адекватный и совсем не тупой наемник. Ох уж эта генетика. - Бешенка на задании.
Босс Варии даже в своих скромных фантазиях не может представить, что кто-то из приправочных заявиться непосредственно к нему. Серьезно, у кого-то вообще из них могла возникнуть подобная мысль? Она что-то проспорила? Занзас не припомнит, чтобы в его обязанности входило общение с кем либо вообще за пределами Варии и Девятого непосредственно. Заметьте, Десятого там тоже нет. За связи с общественностью отвечает капитан, так что стоило дождаться его возвращения. Может быть завтра. Может быть, через месяц. Хрен его знает, за распределение миссий и сроки тоже отвечает капитан. Короче, как ни крути, все вопросы туда, к заму. Иначе на хрена вообще иметь зама?

- Леви, фу, - все же бросает через плечо, всем свои видом показывая, что разговор окончен.  У него остывает стейк, к кофе уже и вовсе можно не притрагиваться. Ну что за дерьмовое начало дня? Merda… - Если никто из Вонголы не подыхает, значит, не сверхсрочно.
Не то чтобы было срочно, даже если бы подыхал, но там хотя бы можно было поинтересоваться, кто именно и не требуется ли помощь в ускорении. А если там с Десятым что-то не так, то, как говорится, memento mori. Скорбит больше всех, уже прям заранее. И потом, если пришел не сам глава CEDEF, значит, больше шума, чем нужды. А с такими миссиями Вария дела не имеет. А Занзас тем более.

Отредактировано Xanxus (25.09.2022 19:25)

+2


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Piazza G. Verdi № □ □ □ » Wild Hunt


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно