Случайный постYamamoto Takeshi:

Так в какой момент всё началось?

Тогда, когда в будущем услышал про смерть отца? Или когда проиграл впервые, самонадеянный слишком? Слышать о том, что не смог защитить, ничего не смог — неприятно. Настолько, что даже у него не получилось сохранить привычную лёгкость. Осознание липким и холодным застревает между рёбрами, медленно разъедает кости, разрушая их, точно ржавчина: мягкосердечность и добродушие — фатальны, не способны сохранить в руках даже то, что должен был держать крепче прочего. Если бы они приняли другое решение. Если бы он был сильнее. Если бы не колебался и не верил свято, что всё получится — словами и щадящим. Если бы, но. Им это по силам, думал он. Они справятся. Цуна справится, примет нужное, правильное решение. Цуна принял решение, что погубило их всех.

Или тогда, когда впервые встретил Скуало? «Оказывается, я совершенно не умею проигрывать», говорит в тот момент Ямамото, и дни теряют счёт. Это правда — он не умеет и не любит проигрывать. Правда — он хотел взять реванш. Но правда и в том, что что-то вскипает в груди, когда клинки сталкиваются, когда чувствует вкус крови во рту и запах её на чужих руках. Он хотел доказать себе, что способен заставить Дождь Варии воспринимать себя всерьёз. Он не хотел признавать, но чувствовал: рукоять катаны слишком хорошо лежит в руках, как будто так и должно было быть всегда, как будто она — его продолжение. Он оттачивал одно движение за другим, жадно впитывал техники, что показывал ему отец, и день с ночью потеряли всякие границы, обращаясь единым.

Читать полностью »

После мирной смерти Тимотео Савада Цунаёши становится десятым доном Вонголы. Реборн пропал и подозревается в убийстве Савады Наны. Тем временем неизвестная семья начинает действовать.

KHR! Vendetta del Caduto

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Evidence room » Эпизоды » Закурить не найдется.


Закурить не найдется.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Дата: Октябрь, 21 [2016]
Участники: Занзас, Ямамото

http://khrvendetta.f-rpg.ru/files/0016/02/3b/92717.jpg
ThePianoGuys (Adelle Mozart Cover Remastered) —  Hello
[audio]http://wrmnorth.ru/wp-content/uploads/2016/06/ThePianoGuys-Adelle-Mozart-Cover-Remastered-Hello-.mp3[/audio]
[выживи, если хочешь жить]

ОПИСАНИЕ
Место действия: Маленький городок на побережье [Италия]
Окраина. Заброшенное здание, где раньше стругали бочки для вина.

Семья Вонгола - необычная семья. Вероятно поэтому, полиция часто стоит и смотрит на то, как мафия покидает разрушенное здание, и не знает, что сделать. С одной стороны, пред ними произошло как минимум одно преступление по порче имущества, с другой стороны, эти люди только что обезвредили и зачистили наркоторговцев, которых официальным путем было не выкурить уже который год. У каждой семьи есть свои правила и принципы. Вонгола всегда была достаточно сильна, чтобы защищать своих людей и не позволять чему бы то ни было разрушать их жизни, будь то наркотики или же нелегальное оружие. Да, они пренебрегают подобными рычагами власти, но только потому, что могли.
И всем давно пора это уяснить.
Но люди не учатся на своих ошибках. А поэтому попытки основать наркобизнес, ровно как начать прочие нелегальные манипуляции постоянно повторяются. И если предупреждения не доходят до умов ярых предпринимателей. Время приходит для более жестких методов.

+1

2

Ямамото всегда носил с собой шинай: никогда не знаешь что может случиться.
Но ничего не происходило. Месяц. Три. Полгода. Два года. Один спокойный день сменялся другим. И все битвы, всё то, через что они прошли вместе сейчас и правда казалось игрой. Ямамото с удивлением понимал, что может позволить себе больше времени проводит с битой в руках, а не катаной.
Он никогда не думал бросать бейсбол. Он никогда не хотел отказываться от этого. И возвращаясь с соревнования - чувствовал удовлетворение и удовольствие от напряжённой игры.
Он никогда не думал, что всерьёз будет скучать по этому - по напряжённым тренировкам в кендо. По ситуациям - "на грани". И всегда знал - рано или поздно придётся снова взять его в руки. Не как тренировка, чтобы не растерять навык и быть готовым, но как - сражение.

Когда Скуало просит его отправится с Занзасом на задание [Вроой! Будь завтра в Италии. И тебе же лучше, если ты всё ещё помнишь как держать меч в руке] Ямамото искренне удивляется и смеётся: к чему такая спешка, Скуало? Ты уже купил билета? Хорошо-хорошо. Занзас, говоришь?
Когда Ямамото берёт снова шинай в руки не-для-дежурной тренировки - чувствует почти забытое предвкушение и волнение. Ему бы радоваться спокойствию и затишью. Но не давала покоя мысль, что не может всё закончиться - так. Но, встречаясь с Гокудерой - вспоминал. Прошлое и будущее; это казалось - неминуемым.
Но, слушая забытый-знакомый, громкий голос Скуало - укреплялся в мысли, что это лишь затишье перед бурей.
И усерднее тренировался на тренировках по бейсболу, точно боясь - не успеть.

Ямамото давно не был в Италии. Ямамото не так часто здесь бывал. Но дополнительными курсами выбрал итальянский язык.
Трущобы. Вот на что больше всего походил этот район. Место, где он должен был найти Занзаса. Место, где у него "задание". Место, подобно которому он никогда не встречал в Японии. Даже дальние улицы Намимори больше походили просто на пустующую часть города. Но не было этой грязи, этого душного воздуха, напряжённых взглядов из темноты переулков. Это больше напоминало то будущее, но - без войны. Впрочем.
Сжимая шинай крепче в пальцах, ускоряя шаг, Ямамото двинулся в глубь переулка; взвизгнула протестующим мяуканием кошка, раздался скрежет металла.
Впрочем, кажется, Вария всегда находилась в состоянии войны. Добровольный выбор каждого и Ямамото, пожалуй, понимал, почему Шамал отказался его выбрать, когда предлагали.
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/MjcOK.jpg[/AVA][STA]не молчи[/STA]

+2

3

Спросите Занзаса, что он думает о наркоторговле, и поймете по его многозначительному взгляду, что была б его воля, он не только всех дилеров порешил, но выжег все поля и пригрозил вырезанием семей до седьмого колена тем, кто варит отраву. У босса полумер никогда не было. Но так же, стоило порой сталкиваться с действительностью. А она была такова, что он все же человек. Поэтому цели Занзас пред собой ставил, пусть порой и нереальные, но достижимые. Поэтому уж коли речь зашла об этой дряни, то хотя бы на территориях, что принадлежит Вонголе, ее не будет. По этой причине, когда Девятый "открыл охоту", первый удар пришелся по наркоторговцам. Хотя стоило признать, врагов до того, как они начали их обезвреживать, у них было меньше. Разведка неспособна одной слежкой выявить все язвы. И сегодня босс отправился уничтожать банду, которая до поры считалась недосягаемой. До поры.
В последний момент Скуало поступила информация о банде, которая находится в связке с целью. Нужно было видеть выражение лица этой гребанной акулы. Босса взбесило это адски. Плюс еще его бешеные вопли... Долбанул его тогда вазой кажется, чтоб заглох, да только это ему только идей, судя по всему, подкинуло дебильных. Знать Занзас не хотел какого хрена Суперби надо было стопроцентно идти в эту вылазку с ним. Но знал. Отлично знал.
Не отправиться на другое задание Суперби не мог. Он был единственным относительно свободным бойцом в Варии сейчас. Дни последние два месяца вышли интересными. Занзас с отдельным удовольствием следил, как у подчиненных появляются синяки под глазами и бинты под одеждой. Стоило признать, больше половины от этого становились красивее, умнее и успешнее. У баб в постелях так уж точно. Так что босс ни одной жалобы не слышал. В общем-то, были на то еще причины, но о них Занзасу так же никто не посмел бы заявить. "Открытая охота" предполагала зачистку врагов Вонголы, которые в будущем готовились к атаке, а мирными способами их было не угомонить. О каких "мирных способах" говорил Девятый Занзас не задумывался. Не его дело. Этим Тсунаеши пусть себе мозг забивает. А он уж будет своим делом заниматься. И правда была такова, что зачистка не предполагала пауз и выжидания. Многие криминальные единицы были связаны между собой. И несмотря на то, что у Варии на этот счет был отдельный план, в него всегда входили неизвестные переменные. И на них обычно приходилось даже выделять больше внимания, чем на известные. Поэтому резиденция сейчас пустовала, а Суперби улетел в другой город.
Кому-то могло показаться, что Вария живет в состоянии войны. Но для босса это были простые рабочие будни. Чтобы они стали войной, кто-то должен посметь посягнуть на его собственность. А этого пока не происходило. Что, впрочем, уменьшало ярость босса разве что на одну десятую процента. Эдакая фора тем, кто даже понятия не имеет, что по-настоящему может взбесить Занзаса.
Суперби зато знал. И все равно, мать его, делал. Что в общем-то было правильно.
- Где черный вход? - Занзас сейчас был спокоен как удав, учитывая что у него весьма ровно получалось ковыряться ножом в ладони несчастного, которого он выволок в подъезд на вид заброшенного здания. Несчастный выл в ладонь босса, которая сжала ему рот. Босс выпустил его на пару секунд.
- Да хрена с...- начал было бандит плеваться, но босс не сдал дожидаться продолжения. Он снова его схватил и всадил нож теперь уже ему в бедро. Они все сначала плевались. Но как только понимали, что могут очень долго прожить в такой ситуации сдавались. Этот сдастся быстро. Занзас по выражению лица видел. Поэтому надавил еще, сжимая его челюсть сильнее, чтобы от вопля только мычание осталось.
А потом Небо почувствовал. Босс посмотрел назад через плечо. Там стоял Такеши. Во взгляде промелькнуло адское бешенство всего на мгновение и пропало. Даже боссу нужно было смирится с реальностью. Гребанный Суперби в этом оказался намного жестче, чем он. Небу всегда кажется, что оно способно на многое, потому что может вместить в себя все. Но Занзас знал, почему и откуда у него столько сил. И у Такеши есть свое Небо. Впрочем, не сегодня. Сегодня он его Небо... Благодаря гребанному Суперби. Ну если он парню попортит психику это будет на его совести, чтоб его.
Босс вытащил нож и вновь всадил его в руку преступнику. Он не спрашивал его где находится база. Это он отлично знал. А вот сколько входов и выходов - нет.
Но если акула верил в Ямамото, с какого хрена ему не поверить?..
Поэтому он не останавливался, монотонно дожидаясь ответа, продолжая, давая возможность говорить и вновь ожидая ответа.

+2

4

То ещё зрелище.

Поразительно как сильно отличалось их Небо, от Неба Варии. Цуна бы никогда такого не допустил. Одни цели – совершенно разные способы её достижения. Они больше походили на отражение друг друга, противоположности. И Ямамото было почти интересно узнать, понять – какой он? Босс Варии. Тот, кто стоит в тени Семьи. Не редкими встречами и даже не битвами на одной стороне против общего врага – а вот так, находясь рядом с ним, плечом к плечу. Находясь – на его территории. Ямамото не думал, что он узнает что-то совершенно новое и до этого скрытое: тот не имел привычки скрывать свои чувства и намерения, но. Сражаться с кем-то бок о бок, спина к спине, это – совершенно другое.

– Ну-ну, Занзас, – Ямамото улыбается, подходя ближе, бегло окидывает взглядом пленника, оценивая нанесённый вред. Ямамото не думал его выгораживать, но и продолжать это он тоже не собирался.
– Желаемого можно достичь проще, – кажется расслабленным, не-возмутимым. Закидывает чехол с оружием на плечо – сейчас оно ему не понадобится.

– Тебе лучше сказать ему то, что он хочет, – обращается уже к парню; улыбка становится ярче, мягче. Коротко взмахивает рукой в сторону босса Варии, делает ещё один шаг на встречу, чтобы можно было коснуться плеча – успокойся: совсем немного пламени Дождя, столько, чтобы хватило утихомирить парня, позволить рассуждать более спокойно.

– Я видел, как его подчинённые пролетали километры только потому что мясо было недостаточно хорошо прожарено, – беззаботный смех, едва заметно склоняет голову в сторону, выглядит доброжелательно, безобидно даже, – поверь, до тебя ему тем более нет дела, – опускает взгляд на нож в бедре, тихо выдыхает; ерошит себе волосы.

Не сложно догадаться, что Занзас плевал на того, кто перед ним. Единственное что ему нужно было – информация. Всё остальное не имело значения; по крайней мере, складывалось именно такое впечатление. И то равнодушие, спокойствие, с которыми босс Варии пытал этого человека, лишь подтверждало это.
Но если возможно обойтись без жертв – Ямамото бы хотел это сделать.

– Обещаю, ты уйдёшь живым и относительно невредимым, если скажешь, – Ямамото не смотрит на Занзаса. Ямамото понимает – это не самое разумное предложение; это не то, что босс одобрит. Но с яростью Неба Варии он как-нибудь справится. Этот парень – нет.
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/MjcOK.jpg[/AVA][STA]не молчи[/STA]

+2

5

Занзас обычно выглядел таким отморозком в обществе молодого поколения Вонголы по одной простой причине: ему все время хотелось раздавать им подзатыльники. Но это бы выглядело слишком по-отечески. В итоге, они бы все сразу возомнили, что босс Варии добряк, и окончательно съехали с рельс какой-либо адекватности. А этого делать нельзя было. Занзас никогда не был хорошим парнем. Да, вероятно, его мотивы были неплохи, но отнюдь не методы. А еще не стоило этим детям на счет босса Варии обманываться. Если в Вонголе и был представитель из психопатов и носитель звания социопата, это был Занзас. Разве кто-то говорил, что он сейчас хреново время проводит?..
Босс не стал реагировать на слова Такеши, не признавая их на корню. Он только разжал рот бандита, убийцы, суки и будущей крысы, которой лишь своя жизнь важна, и позволил определенным жизненным реалиям говорить самим за себя.
- Ты чё тут забыл, пацан? Папку потерял и уснуть без него не можешь? Да я сам обоих... - воздействие Дождя Ямамото напрасно успокоило  бандита, он действительно стал яснее мыслить. Та рука, что была у мужика невредима, дернулась с ножом в сторону Такеши, но Занзас перехватил ее и дернул на излом. Нож со стуком ударился о камень пола. Босс выдернул свое лезвие из ноги мужика и воткнул его в ладонь, что секунду назад держала оружие, которое вполне могло задеть Ямамото, если он вовремя не отскочил. Занзас ненавидел разговаривать с отбросами, обычно за него это делал Суперби, но сегодня был щенок, который дело пока только тормозил. То ли к радости Занзаса, то ли к его сожалению. Небо не мог с уверенностью утверждать, какой бы вариант он предпочел. Мужик собрался было заорать, но босс снова зажал ему рот ладонью.
- Поясню: я могу очень долго это продолжать, - нож снова вышел и впился в плоть. Кровь брызгала на одежду. но это была лишь рука, поэтому мужика не ожидало близкое забвение, - Жди, когда я позволю тебе говорить.
Удар. Еще один удар. Третий. Пятый. Босс знал точно, сколько надо нанести, чтобы, когда он разжал пальцы, услышать ответ. Это была не пытка, просто расчет. Занзас ударил рукояткой ножа мужика по голове, и он грохнулся на пол. Конечно, в интересах бандита было повестись на слова Такеши, но мудаки соображают медленно. Занзас посмотрел на Ямамото и вытерев нож и пиджак упавшего, убрал.
Приоритеты. Босс и так был мягче. Этот несчастный будет жить, чего нельзя сказать о тех, с кем им еще предстоит увидеться.
- То что ты тут... - у Занзаса вертелось на языке "большая ошибка", но он так и не произнес этого. Он лишь вышел из полуразрушенного дома. - Меня это чертовски бесит.
И акула это бешенство еще на себе испытает.
- Иди за мной, щенок. И не вздумай встать у меня на пути, - босс пробил Такеши кровавым взглядом. Убийца Ямамото, черт побери... Тха. Невыносимо бесило, что какой-то его части хотелось, чтобы этот парень развернулся, сел на самолет и улетел в свою Японию играть в бейсбол. Но они все уже связаны по рукам и ногам. И тем не менее, он не будет тем, кто станет принуждать его. - Шинай - не подходящее оружие для этого места.
Произнес босс, предупреждая парня, чтобы он был готов использовать пламя в любой момент.

+3

6

Ямамото мрачнеет на глазах. Ему не нравится то, что он видит. Ему не нравится понимать, что его действия были ... наивными? Даже нет, не так - бесполезными. Если не усугубляющими положение. Его не пугает то, что тот кидается на него с ножом - Ямамото смог бы увернуться от этого удара и без помощи Занзаса, но. Это не помощь. И даже не отстрочка для парня. Можно было пламя использовать как транквилизатор - возможно помогло бы. Возможно.

Такеши хмурится, больше не улыбается; наблюдает за действиями босса - не отводит взгляд. Кажется неправильным отводить, кажется важным - видеть.
Жестоко, грубо и грязно. Но - действенно.

Нет, Ямамото отказывается сам так поступать, но серьёзно задумывается - смог бы, если бы появилась такая необходимость? Если бы выбора другого не было? И был ли выбор - сейчас? Выбор есть всегда - важно лишь то, сможешь ли ты после принять последствиями этого выбора и жить с ними. И, пожалуй, в этом вся проблема. Ямамото понимал - рано или поздно придётся принять этот выбор. Принять это - решение и эту решимость. Но, наверное, он хотел максимально оттянуть этот момент. И всё это задание - точно насмешка над ним, Ямамото, над его убеждениями и принципами; плевок и на убеждения Цуны. Или - проверка.

Интересно, чтобы сделал Цуна? И было бы это "что-то" действенным, или же с таким же треском провалилось бы?
Гокудера - смог бы. Смог бы принять это решение. Смог бы быть жёсче и радикальнее в подобной ситуации. Безопасность Семьи превыше всего, да?

В Гокудере Такеши почему-то не сомневался. Но в себе, осознанно переворачивающим катану тупой стороной перед ударом, он не был так уверен. Дело не в страхе. Дело в нежелании принимать, что цели нельзя достигнуть без подобной жестокости. Без того, чтобы не оставить противника калекой.

Но когда Занзас снова смотрит на него - улыбается; спокойно и мягко. Не огрызается и не спорит.
- Посмотрим, - беспечно отзывается; но взгляд прямо и уверенный.
Ямамото уверен в своих навыках, ему не нужно словами ничего доказывать. А ещё он уверен в своём оружии, в своём боевом стиле. Непобедимом боевом стиле. Это спокойная уверенность без примесей. И, когда придёт время, он сможет показать - он в состоянии постоять за себя и с шинаем, что легко и быстро может стать катаной в его руках.
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/MjcOK.jpg[/AVA][STA]не молчи[/STA]

+2

7

Кто сказал, что босс не умеет себя достойно вести, когда нужно произвести незаметное проникновение? Да никто, на самом деле. В Варии все знали, что Занзас орет при любом удобном случае. Что означало, если кто не понял, что когда нужно, он молчит. И он не был нервной истеричкой, которая по любому поводу за пистолеты хватается, как могло некоторым показаться. Босс вообще был полон сюрпризов, если считать первое впечатление о нем за правду. Занзас всегда был тем, кем хотел казаться. А он никогда не хотел казаться тем, кем был на самом деле. Только вот в работе все само собой всплывало наружу.
Они вошли через черный ход, как и планировал мужчина. Охранника у входа босс уложил ударом приклада одного из пистолетов по голове. Другому, что стоял дальше от входа, прилетело ножом в глаз. Занзас бы с удовольствием проследил за реакцией Такеши на такой расклад, но ему было немного не до этого. Поэтому он и бесился, черт побери! Потому что ему было не плевать на этого мелкого щенка с острыми, но еще молочными зубами, которые надо было вырвать, чтоб на их месте клыки появились. А сейчас он делал совсем не это. Сейчас он был плохим мужиком, убивающим людей. А повернутся и сказать парню, что у него на то есть причина, босс не мог. Это было не в его правилах. Ты либо сам находишь истину, либо хоть веки тебе вырежи, глаза не раскроются.
Босс осмотрел помещение. А потом убрал оружие.
В общем-то, если Такеши хотел поговорить у них была возможность, пока Занзас занимался дверью, через которую можно было попасть из главного здания в помещение с черным выходом. Он ее минировал. Аккуратно и не торопясь. Здесь не было никакого злорадства. Если сегодня кто-то из глав ускользнет со встречи, Вария их быстро не найдет. А когда Тсунаеши станет боссом еще не известно, какие распоряжения он отдаст.
Занзасу, по правде говоря, не нравилось, что некоторые вещи нужно было улаживать по старинке. Но он как никто другой знал, что мелкому нужно будет время, чтобы освоится. Слишком много народу накинется на Вонголу, когда Тсунаеши станет Десятым.
По правде говоря, Занзас согласился на зачистку по одной простой причине - ему не хотелось спустя месяц назначения мелкого, искать Одиннадцатого. Слишком ясно босс видел потенциал Савады, чтобы верить в него, но так же слишком много способов убийства он знал, чтобы пустить все на самотек. Очень много подлых людей готовы были вонзить нож в спину...
Мужик, которого босс вырубил и начал подниматься вскидывая оружие в сторону Такеши. Занзас не шелохнулся, продолжая делать дело. Он разве не говорил, что не сомневается в их потенциале?..

+3

8

Ямамото следовал за Занзасом молча, ничего не говорил, никак не комментировал происходящее. Только раз, едва слышно – невольно глухо усмехнулся сам себе. Кажется, за все их сражения он не видел столько смертей. Они были на грани смерти сами. Они ставили на кон собственные жизни. Они думали, что кого-то потеряли навсегда. Но никогда это не было такой обнажённой правдой: легко и просто, неприглядно и неумолимо. Ямамото не нужно было объяснять почему Занзас поступает именно так. Ему достаточно было уже того, что он здесь по просьбе Скуало. Никто из Варии не просит помощи. Никто из Варии не полагается на других, не входящих в их круг. Сам факт того, что Скуало позвонил – говорил больше всех слов. Но понимать и принимать ещё не означает – соглашаться. 

Это противоречило всему. Это был слишком сильный контраст. Это могло быть – ненеминуемым будущим. Как долго Ямамото сможет прикрываться не желанием у б и в а т ь? Как долго сможет позволить себе бить тупой стороной? Будущее показало – это неизбежно. Будущее показало – иногда нужно ставить на кон совсем другое. Иногда нужно принимать жёсткие решения. Ямамото готов к этому. Но отчаянно хочется оттянуть этот момент.

Но пробивает осознанием – как иллюзорны их спокойные, прошедшие два года. И как долго ещё так сможет продолжаться? Прошлые битвы оставили слишком сильный отпечаток, причины их были слишком ясными, чтобы думать, что всё это на самом деле может забыться. Их просто ... не трогали. Им позволили жить б е с п е ч н о. И за это, пожалуй, стоит сказать спасибо.

Ямамото улыбается в спину Занзасу; запрокидывает голову назад, спускает с плеча чехол с шинаем. Есть черта, которую Ямамото не хочет переступать. И даже босс Варии не сможет заставить его поменять эти убеждения. Не сейчас.

Такеши радуется. Искренне радуется, что не забросил кендо. Не сказать, чтобы его навыки значительно выросли за это время – вероятнее он остался на том же уровне, но. Даже этого сейчас будет достаточно. Этого достаточно, чтобы услышать чужое движение; чтобы успеть вытащить шинай:  движение отточенное и быстрое – удар приходится раньше, чем чехол касается пола, удар точно в уязвимое место на шее. Ямамото подхватывает мужчину, не давая рухнуть, виском удариться об острый выступ; проверят быстро пульс – жив и, по всему видимому, атаковал из последних сил. Каждый из них борется за что-то своё, только оказались они – по разные стороны.

– Что ты с ними сделаешь потом? – зачем именно мы здесь, Занзас? Стереть с лица землю это место, или?
Ямамото закидывает шинай на плечо, внимательно наблюдает за действиями босса; Ямамото выглядит – расслабленным и спокойным, но сейчас не улыбается.
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/MjcOK.jpg[/AVA][STA]не молчи[/STA]

+2

9

Босс лишь на секунду отвлекся на движение, чтобы лишь убедится ,что с щенком все в порядке... Проклятье! Это реально бесило. Хотя босса всегда бесило это чувство, будто он папаша. И тому была веская причина - он всегда его испытывал, чтоб его!
Занзас не часто минировал. Обычно этим Суперби занимался, поэтому это требовало времени. Оно у них было. Только сейчас. И босс об этом жалел в какой-то мере. Нужно ли было ему говорить с Ямамото? Почему, в конце-концов, не гребаная акула о своем щенке печется? Хотя нет, он именно это и сделал...
Ярость босса по отношению к Скуало все росла и росла. Он, наверное, очень удивится, если увидит Суперби живым. Такая икота наверное его давно не посещала.
- С кем "с ними"? - Занзас поднялся и подошел к парню. - Мы идем к главному входу.
Босс терпеть не мог языком трепать о вещах, которые он должен был видеть своими глазами. Занзас ненавидел если кто-то смел рассказывать что-то о ужасах жизни,  даже если это было в учебных целях. О слишком многое чувствовал.
Ты сможешь мне ответить, что стоит сделать с человеком, который продает девятилетней девочке отраву, что неотвратимо и медленно убьет ее, уничтожит жизнь ее родителей, и, вероятно, прихватит еще парочку других семей?..
Босс всей своей спиной кричал о том, чтобы Такеши шел за ним. Шел, потому что он убьет их всех. Он, черт побери, их просто уничтожит. Потому что он ненавидел этих отбросов. Потому что он никогда не был чистым Небом. Он никогда не будет таким как Савада Тсунаеши. Ему нужен Дождь за спиной, иначе он сотрет со своего пути все, даже то, к чему он не смеет прикасаться.
И если Такеши хочет знать почему, он сможет ему показать.
Здание с лицевой стороны ничем особо не отличалось от остальных. Оно, разве что, казалось более заброшенным, чем было на самом деле. Босс увидел девочку лет двенадцати, шагнувшую в сторону двери.
Что он с ними сделает?.. Хах... Что?..
Ярость подступала в горлу неимоверно быстро. Но босс схватил Такеши за локоть быстрее, прижимая к стене, прямо рядом с дверью, под козырьком дома. Очень близко, чтобы можно было слышать все.
- ... п-пожалуйста... Так больно...
- Да у тебя ж ничего нет, оборванка! - голос резанул по ушам на контрасте с еле слышными звуками, которые издавала девочка.
- ... Я...
- Ну-ну. Не плач, - другой был до боли ласковым. Невыносимо отвратительным. - У тебя есть кое-что. Снимай-ка джинсики свои. Побудешь с нами немного. Мы о тебе позаботимся.
- Но...
- Не хочешь порошка больше? Ох ну что ж...
Всхлипы. Шорох.
Что стоит сделать с человеком, забавляющимся, когда девственница ради дозы, поворачивается спиной и снимает джинсы?..
Спроси об этом кровавые глаза напротив. Или же спроси лучше самого себя.

+2

10

Ямамото молча последовал за ним. Не торопил с ответом, ждал. Он ничего не сказал бы даже в том случае, если бы Занзас решил не продолжать диалог. Небо Варии было своенравным и непокорным. Небо Варии было – ярким и обжигающим. Ямамото слишком хорошо понимал, что не стоит заставлять его бушевать. Ответ был не обязателен – скоро он всё равно узнал бы ответ на свой вопрос.

Но Занзас даёт ответ. Не словами но – делом.
Такеши сперва удивлённо вскидывает брови, рефлекторно сжимая в пальцах оружие крепче.
А потом хмурится – слышит.
В груди что-то ухает, сердце пропускает удар, сбивает ритм, ускоряясь.
Ямамото не нравится то, что он слышит. В груди тянет, пальцы сжимает ещё сильнее, до побелевших костяшек. И становится почти стыдно за свою мягкость. За своё желание не причинять вред.

Но самое отвратительно, самое невозможное для самого себя – он всё равно не готов убивать. Он не сможет отнять жизнь у этих подонков – а иначе их и не назовёшь.

Это грязно. Это мерзко. Это отвратительно. Это – неправильно.
Ямамото слишком отчётливо представляет то, что там происходит. Против воли – представляет. И он чувствует как клокочет сердце, он чувствует, как спокойствие, которое даже в будущем лишь единожды дало заметный сбой – трещит, отступает.

Это нельзя оставлять безнаказанным. Это нельзя спускать рук. Но можно ли отнимать жизнь?
Короткая, оглушающая мысль: «Это было бы слишком просто». Убить – было бы слишком просто.

Такеши мотает головой, встряхиваясь точно пёс, отгоняя мысли.
Заглядывает в глаза Занзаса; и не нужно быть провидцем, чтобы понимать, что босс Варии так просто их не отпустит. Не нужно быть провидцем, чтобы понимать что именно босс Варии хочет сделать с ними.

– Сперва нужно её увести, – ладонью касается чужой груди – я понял; почти чувствует чужой жар, чужую Ярость. Цуну никогда не нужно успокаивать. На Цуну Ямамото никогда не применял своё пламя. И сейчас – пока – тоже не пользуется этим.

– И не только её, – заглядывает в глаза, кажется, что налитые кровью, огнём: остынь, Занзас. Здесь могут быть другие; как много здесь – подобных ей, этой девочки?
Тебе нужно держать себя в руках, Занзас – не будет ничего хорошего, если от этого места не останется ничего; если ярости позволить двигай собой. Выбей из них дерьмо, размажь по стенке – но не переусердствуй, прошу.
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/MjcOK.jpg[/AVA][STA]не молчи[/STA]

+2

11

Что это за взгляд, Ямамото?.. Откуда эта мольба во взгляде?! Ты меня просишь о милосердии?.. Ты просишь Небо и милосердии?..
Нихрена ты не знаешь о Занзасе, щенок.
Впрочем, это нельзя было поставить Такеши в вину. Откуда ему знать? Суперби не был болтливым, если дело касалось отдельных личностей и причин на разглашение информации не было. Скуало был незаменим, он это знал, поэтому и не болтал о боссе ни с кем: не было никакой необходимости в этом.
Ярость подступила к горлу лишь сильнее от этого движения Такеши. Но Занзас не дернулся. Он был на задании. Парень напоминал ему об этом. А еще за спиной была девочка, жизнь которой стояла под большим вопросом. Боссу всегда хотелось верить в чудо, когда дело касалось наркотиков, но только от того, что здесь кроме него ничего не могло изменить грубую реальность. Очень мало людей способны вернуться к жизни, окунувшись в эту отраву.
Босс потянулся за пистолетами услышав шорох за спиной. Он не отталкивал Такеши, просто отошел от стены, показывая, что пора действовать.
Первый выстрел пришелся в голову, спускавшему штаны мужику, второй в грудь лругого стоявшего у девочки. Маленькие плечи вздрогнули. Она не видела смерти. Но только вот, какая разница? Джинсы как, ровно как и нижнее белье были спущены.
- ... - Занзас не мог к этому привыкнуть. Пистолеты молниеносно оказались в кобуре. Руки дернули ткань по тонким ножкам вверх.
- Нет, нет! Что вы делаете?! Прекратите! Хватит!.. У них порошок... Что вы наделали! Все бы быстро закончилось! Нет!.. Нет!!!
Девочка повернулась и яростно накинулась на босса. У нее слезы текли из глаз от бессилия и злости. Босс поймал ее за руки и дернул к Такеши.
- Успокой ее. Скажи, чтобы вышла и ждала рядом со зданием напротив.
И под "успокой" Занзас имел в виду силу его пламени. Херовая ситуация. Хуже не было. Но кроме Такеши он сейчас ни на кого не мог положится. Парень должен был выдержать.
Вниз по лестнице спускались двое. А через мгновения началась стрельба, заставившая босса упасть на колено и выстрелить из обоих пистолетов чистейшей яростью, которая смела частично лестницу. Стены дома затрещали. Теперь будет и громко и опасно. Но никто не уйдет отсюда без ведома босса.
Если Такеши захочет знать потом почему, вероятно Занзас ему ответит.

+3

12

Складка между бровями становится отчётливее, когда Такеши – видит.
Слышать это одно, но видеть – совершенно другое.
Все детали встают на свои места, делая картину более целостнее. Неприятно, мерзко; б е с ч е л о в е ч н о.
Эмоции вспыхивают новой волной; сжигают, сжирают изнутри – раздирают точно зверь взбешённый.
Но внешне Ямамото остаётся совершенно спокойным, только взгляд кажется что – темнеет.

Всё происходит быстро. Занзас не-терпимый. Занзас не чувствует жалости, не чувствует сочувствуя, не даёт даже шанса для оправданий. Тело падает замертво, поднимая пыль с пола. За ним – второе, грузно рухнув сверху; у б и т ы е.

Ямамото просто – наблюдает. Пальцы крепко сжимают рукоять шиная. Он не делает ни одного лишнего движения, не пытается помогать Боссу Варии, но и – не пытается остановиться. Это кажется до отвратительного, до неправильного – правильно. И он ничего не говорит, просто – принимает. Принимает происходящее как – необходимость.
Слова потом. Всё – потом.

Сейчас он коротко кивает, убирает шинай в чехол, чехол – на плечо.
Сейчас он мягко улыбается, опускаясь на корточки рядом с девочкой. Помогает застегнуть ей штаны, приглаживает растрёпанные волосы, убирая пряди за ухо.

– Всё хорошо, – тихое, но твёрдое. Ласковое.
Ладонью проводит по щеке, смазывает прядь; заглядывает в заплаканные глаза.

– Тише-тише. Теперь – всё будет хорошо, – мягким, непоколебимым обещанием. Теперь – всё будет хорошо.

От кончиков пальцев – мягкое и тёплое, у с п о к а и в а ю щ е е.
Чтобы вместе с кровью смешалось, с эмоциями; разглаживая напряжение, унимая нервы и тупую боль. Давая отчаянию отступить, давая детской истерике – утихнуть. Хотя бы на время.

– Пойдём, – Такеши тихо выдыхает, сдерживая собственное, рвущееся негодование, тупую боль, когда видит её – такой; своё желание – прекратить это немедленно. Нужно быть спокойным. Нужно быть рассудительным. Нужно это прекратить. И необходимо – не дать Занзасу сорваться с цепи окончательно, разрушая всё, всё, что только попадётся на его пути. Занзас точно животное, хищник. Его никогда не запрёшь в клетке, своенравного; но можно – успокоить. Такеши хочется верить, что можно.

Он берёт девочку на руки, уносит в безопасное место. Снимает с себя куртку, чтобы одеть в неё девочку.

– Будь здесь, хорошо? Я скоро буду,  обещает, обнимая; ласково треплет по волосам, улыбается мягко.

А когда поднимается, когда достаёт чехол – улыбка пропадает; беспечность и непринуждённость – как рукой снимает. Ямамото становится совершенно серьёзным.

Найти Занзаса не трудно.
Вокруг паника, на Ямамото кидаются сразу, стоит только уйти глубже в здание.
Ямамото бьёт – чётко, стараясь вырубить одним ударом.
Рукоятью в висок, оказываясь за спиной второго.
Не-убивает.

– Занзас, – тихое, но твёрдое; договорить не успевает – откуда-то появляется ещё один. Тихим шёпотом: "Самидаре Аме", – спиной к спине – с боссом Варии, – остынь, ещё немного и здание рухнет – оно старое и ветхое.
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/MjcOK.jpg[/AVA][STA]не молчи[/STA]

+1

13

Разве он собирался оставлять это здание стоять, когда минировал дверь?..
В общем, этот вопрос возник в его голове лишь из-за того, что он услышал от Такеши, пытающегося его успокоить. Но босс знал, что такое его Ярость. Сейчас он был спокоен. А вот действия щенка его взбесили. Да еще и в разгар битвы. Но босс ничего не сказал. Такеши двигался достаточно быстро, чтобы не ставить под угрозу свою жизнь. На данном этапе босса больше ничего не волновало.
Занзас не доверял людям. Это было правда. Он был способен верить некоторым представителям человечества, но не всему скопу. И у него были причины желать смерти каждого, кто был замешан в наркоторговле этого города. Как бы банально это не звучало, наркотики - отвратительное средство управления людьми. Люди, способные на совершение убийства подобного рода, в глазах Занзаса были теми, кто сделает все ради своих желаний. На таких у него не было милосердия из простого и ясного соображения: если такой человек надумает мстить, он не станет брезговать ни обманом, ни ядом, ни подставой, ни каким-либо другим способом, который человека с маломальским набором принципов не удовлетворит. Босса это раздражало, но в итоге оказывалось, что такие слабые крысы были самыми опасными. Если не убить их, они будут покушаться на жизнь того, кто ему дорог. И как бы боссу не хотелось верить в то, что молодое поколение сильно, сейчас он видел лишь перспективы. Им на многое нужно было открыть глаза. И до этого момента, они были весьма уязвимы.
Пальба затихла с очередным стуком тела о пол.
Босс замер. К ним приближалась фигура. Девушка была полностью раздета. На ней болталось нечто отдаленно напоминающее покрывало. Она шла прямиком к Ямамото.
- Помогите... Они... Со мной...
Занзас ощутил движение откуда-то сбоку, но вопреки тому, чтобы вскинуть пистолет и отстрелить башку, собравшемуся открывать по ним огонь, босс перехватил руку девушки, а уже после вскинул пистолет. Воздух разрезало металлической пулей раньше. Босса задело. Не сильно, но задело. Ребра прожгло болью. Бок стал стремительно намокать. Занзас не смотрел туда, где потолок обрушился на стрелявшего. Он перевел взгляд на девку, в руке которой был нож. У нее по щекам слезы потекли.
- Зачем вы пришли?.. Вы так не вовремя... Вы не нужны... Уходите...
Занзас ощутил, как его разрывает от бешенства. Эти люди были невероятно слабы. Не способны защитить себя, не способны защитить других, не способны... Эта живая ярость потекла по телу волной. Босс злился не потому что ненавидел. Босс злился, потому что хотел, защитить наплевав на то, что все тщетно. Это было не логично. Не правильно. Не поддавалось логике. Так она не станет сильной, чтобы прожить свою жизнь!
Она - нет. Но Такеши - да.
Босс выпустил ее руку, смотря, что она будет делать. Что Такеши будет делать. Слезы текли по ее щекам.
Она снова замахнулась.
Желание очередной дозы было сильнее.

+1

14

Девочка затихает. Лишь тихо всхлипывает ещё. Лишь дрожит мелко: от нервов, от ломки. Обессиленно падает на землю, сбивая тонкие колени в кровь, но совершенно не замечая этого. Смотрит пустым взглядом, не видя ничего.

Ямамото спиной чувствует чужую ярость. Чужую силу. Ямамото бы хотел, как обычно — улыбнуться беспечно, рассмеяться: «Ну-ну, всё хорошо», — не не хорошо. Ничего из того, что он видел здесь не было тем, что можно было бы охарактеризовать как «хорошо». Слишком много дней проведённых в счастливом, беспечном неведении. Слишком резкое, грубое погружение: Ямамото просто выдернули из привычной жизни и кинули в самую гущу — давай, щенок, попробуй не сдохнуть, попробуй остаться равнодушным, сохранить спокойствие и беспечность. Это не было похоже на прошлые их стычки и сражения. И дело не в силе врагов — совсем нет. Это просто люди. Ямамото не нужно пытаться превзойти самого себя, чтобы выжить. Это было не то сражение, когда на кону твоя жизнь. О, как бы Ямамото сейчас хотел, чтобы было именно оно! Просто сильного противника, но лишь бы не видеть всего этого. Не чувствовать то, что он чувствует сейчас.

И ведь не было ничего, о чём бы он не знал. О чём никто не знал бы. Но одно дело, когда подобные вещи на слуху и совсем другое, когда сталкиваешься с этим лично. Лицом к лицу.

Ямамото не знал, что он должен делать в этой ситуации. Как правильнее было поступить. Убить, как убивал босс Варии? Ямамото всё ещё не мог этого принять. Это было против убеждений Цуны. Это было против его собственных убеждений: кто он такой, чтобы распоряжаться чужой жизнью? Но ...

Но.

Кто они такие, чтобы позволять себе подобные вещи? Чтобы использовать даже детей лишь для того, чтобы удовлетворить собственные желания? Отвратительные, самые низменные. Не-позволительные. На подобное ни у кого не было права. Ни у кого. Это было так неправильно. Так неправильно.

И Ямамото чувствовал, как вместе с яростью Занзаса разрасталась и его собственная злость. И ему не нравилось это чувствовать. Не нравилось. Совершенно не нравилось. Тихая, едва ли ощутимая по началу — сейчас она обжигала нервы, до зуда в пальцах.
Такеши больше улыбается, хоть и остаётся внешне спокойным. Он замирает на мгновение, когда навстречу выходит девушка. Почти ничем не прикрытая. В груди скребёт и Ямамото хмурится. Он хочет сказать: «Да, всё будет хорошо. Теперь всё будет хорошо», — но почему-то молчит. Секундное замешательство. Секундной замешательство, которого он не мог себе позволить, но всё равно замешкался.
Выстрел оглушает на какое-то время, в ушах звенит, а к запаху затхлости и пороха примешивает запах крови — тошнотворный, оседает в глотке металлическим привкусом. Ямамото так и не двинулся. Время кажется замирает, останавливается. Ямамото переводит взгляд на руку девушки, судорожно сжимающей рукоять ножа. Поднимает взгляд, встречаясь с её и прокусывает собственную губу изнутри; до крови.

Возьми себя в руки.

Это было непозволительной роскошью.
То было просчётом. Его, Ямамото, просчётом.

А~аа. И чем он только занимается? Слишком много думает и загоняется. Как это было на него не похоже. Подобного нельзя было больше допускать. Ни в коем случае. В конце концов, Скуало в него верил. Ведь иначе он бы не позвонил. Ведь иначе Ямамото сейчас не стоял бы сейчас. И всё что требовалось от Такеши — не подвести его. Но как же хотелось сравнять это место с землёй.

Ямамото улыбается. И вряд ли девушка это заметит, но улыбка выходит несколько вымученной, болезненной. Ямамото улыбается и поворачивается к боссу.

— Прости, — негромкое, неправильно-беспечное. Искреннее.

Но когда снова смотрит на неё, вновь замахнувшуюся для удара — улыбка спадает с лица, он становится серьёзным.

[Зачем ты это делаешь? Ради чего ты готова запачкать свои руки кровью? Ради чего ты готова терпеть все унижения и побои?]

Покрывало, скрывающее хоть что-то, спадает на пол, полностью оголяя девушку, но та это совершенно не замечает этого. А Ямамото не сводит взгляда с её глаз. Та давится слезами, но отступать не собирается.

От такого прямого и очевидного удара уйти просто: Ямамото не делает ни одного лишнего движения, один шаг в сторону, разворот — уже сам перехватывает чужую руку, успев переложить катану из одной руки в другую. Ямамото сжимает пальцы на чужом запястье крепко, но так, чтобы не причинить лишней боли. Но следующим движением рукоятью катаны бьёт в висок, вырубая её, подхватывая. Опуская на пол.

Нож падает с глухим стуком. Такеши закрывает глаза, глубоко вдыхая, опуская голову. Выдыхает медленно. Губы дрогнут в подобии улыбки. И он снова смотрит на Занзаса.

— Давай закончим с этим, — привычно-непринуждённо, но взгляд серьёзный, не-читаемый. Это не обязательно было говорить. Это было очевидно. Он старается не думать о ранении босса Варии. Не сейчас. Он уверен, что меньше всего Занзасу надо, чтобы об этом пеклись. Тем более сейчас.

Ямамото взмахивает рукой, рассекая оружием воздух, и больше не смотрит на него. Рывком сокращает расстояние между тем, кто недавно стрелял в Занзаса, тот возводит оружие, спускает курок. Но Ямамото успевает уклониться — пуля рассекает одежду, оставляя алую полосу на плече — выбивает пистолет из чужих рук. И следующий удар снова наносит рукоятью катаны: в солнечное сплетение, со всей силы. Ямамото не позволяет себе большего. Ямамото не может позволить себе больше.Да и разве недостаточно просто их вырубить? Сдать полиции, в конце концов. Ведь не они должны вершить правосудие. Но прекратить это они могут. Он — может.
[status]не молчи[/status][icon]http://sh.uploads.ru/t/MjcOK.jpg[/icon]

+1

15

Босс краем глаза проследил за действиями Ямамото, чтобы лишний раз удостоверится что можно было двигаться дальше. Здание было огромно. И те комнаты, в которых встречались посторонние не отличались особой чистотой или красками, но чем глубже они продвигались внутрь, тем более оправданным казалось присутствие босса Варии в этой забытой богом дыре. Стены больше не казались такими хлипкими, мебель больше не напоминала найденную на помойке, свет горел в помещениях равномерно. А когда на полу появился ковер стоило бы притормозить. Но данного понятия для босса не существовала, когда он уже принял решение о прямом наступлении. Было очевидно, что здесь его ждет "теплый прием", особенно учитывая, что чем глубже они пробирались тем меньше сопротивления встречали. Занзас очень редко выходил на охоту в роли исполнителя, а не надзирателя и дополнительной составляющей повышающей сложность задания для его остолопов. Очень редко противник бывал настолько опасен.
Но это был именно тот случай.
- Прекрасно, ты действительно к нам пожаловал, Занзас, - раздался звучный голос, отчетливо напоминающий детский. Принадлежал он юноше, которому навскидку можно было дать лет восемнадцать. Но внешность бывает обманчива. В синих глазах искрился вовсе не действий восторг а жажда по чужой боли. Мальчик стоял в окружении вооружённых до зубов головорезов, некоторые из которых под стать ему были одеты весьма дорого и опрятно. Да и в помещении по сравнению со всем остальным зданием было ярко. Парень держал в руках трость, на которую и опирался. - Давно хотел заполучить в свои марионетки льва.
Парень рассмеялся, прикрывая жуткие глаза, которые портили по правде говоря вполне милое личико.
Босс не стал реагировать. У него была информация на данного фрукта. И с ним он не собирался вообще разговаривать. Убить. Только убить. Да так быстро, чтобы Такеши на нем вовсе крест поставил. Все что угодно, лишь бы только эта тварь не успела наломать дров. А ведь именно это и могло случиться. Именно по причине данного субъекта босс не хотел чтобы Такеши шёл с ним. Он отлично знал, почему данная банда продержалась так долго.
Рафаэль Монро. 31 год. Далее шел список его заслуг как наркобарона. И наконец то, почему он был опасен: обладатель пламени Неба и Тумана, кольца класса А, а так же коробочек позволяющих прекращать его трость в настолько изощрённое орудие пыток, что "играть" с ним босс не позволил бы даже Бельфегору. Хотя, это была не правда. Тут бы босс не позволил потому что силы были б не равны, а его псих-принц устраивал в том качестве в котором был с номинальной, но головой. Монро был способен с помощью смешения пламени тумана и неба, через противника устанавливать связь к его близким и вытягивать их жизнь через противника к тому же так, что противник это чувствовал. Люди не способны были сражаться с ним. Они не могли ему перечить. Это оружие было отвратительно действенно. И совсем не многие способны были не потерять рассудок от ужаса и переживания, что настигают когда ты ощущаешь как жизнь близкого человека ускользает через пальцы причём через твои. Конечно же Рафаэлю готовы были отдать басолютно все лишь бы он оставил в живых дорогих людей.
Такеши должен был прочитать инструктаж к операции. Должен был черт побери. Босс знал, что ему не нужно сомневаться, но сейчас уровень его отеческих чувств просто зашкалил. Пространство пронзило рыком. Беста был на свободе в мгновение ока. А Занзас ринулся в сторону Монро быстрее, чем кто либо был способен заметить. В такие моменты не от силы противника становится дурно. А от понимания его опасности. Босс не ошибся. Рафаэль и не подумал защищаться. В этот момент громыхнуло и дом затрясся. Это был вовсе не босс. Взрывчатка была ровно под тем местом где стоял противник. Занзас снёс взрывную волну собственным пламенем. Он ощущал бьющееся сердце врага под собственным ботинков. Но шестое чувство оглушило его в данный момент и он не выстрелил в рожу наркобарона по лбу, которого текла собственная кровь.
Ярость сжигала Занзаса изнутри.
Цель была у него в руках, да только это было вовсе не так. Беста низко рычал ощетинившись за спиной босса Варии.
- Что, Занзас?.. Действительно думал, что твой верный пудель просто так умотал на другой конец мира? - враг хрипло смеялся.
А босс не шевелился. И не смотрел на Такеши. Он видел и чувствовал связь, что установилась между ним и Монро. Занзасу было срать, что парень под его ногами был на редкость опасной сукой и не удивительно что у него в подчинении были умелые бойцы, управляющие пламенем. Занзас знал уровень. Занзас позволил бы себе оцениить просчет противника. Занзас даже повеселился бы вдоволь в другой ситуации.
Но там у него за спиной был не Суперби. Там у него за спиной был мальчик, у которого был отец. Мальчик, который никогда в жизни не убивал.
Раздался рык. Но это был вовсе не Беста. Босс в ярости выпустил пламя из ствола в стену. Здание затрещало.
- Ууууууу... Полегче, тигр! Убьёшь меня и твой милый вонгольский ребёнок откинет коньки вместе с его папашей. А может я ещё кого прихвачу...

+1


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Evidence room » Эпизоды » Закурить не найдется.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно