Случайный постYamamoto Takeshi:

Так в какой момент всё началось?

Тогда, когда в будущем услышал про смерть отца? Или когда проиграл впервые, самонадеянный слишком? Слышать о том, что не смог защитить, ничего не смог — неприятно. Настолько, что даже у него не получилось сохранить привычную лёгкость. Осознание липким и холодным застревает между рёбрами, медленно разъедает кости, разрушая их, точно ржавчина: мягкосердечность и добродушие — фатальны, не способны сохранить в руках даже то, что должен был держать крепче прочего. Если бы они приняли другое решение. Если бы он был сильнее. Если бы не колебался и не верил свято, что всё получится — словами и щадящим. Если бы, но. Им это по силам, думал он. Они справятся. Цуна справится, примет нужное, правильное решение. Цуна принял решение, что погубило их всех.

Или тогда, когда впервые встретил Скуало? «Оказывается, я совершенно не умею проигрывать», говорит в тот момент Ямамото, и дни теряют счёт. Это правда — он не умеет и не любит проигрывать. Правда — он хотел взять реванш. Но правда и в том, что что-то вскипает в груди, когда клинки сталкиваются, когда чувствует вкус крови во рту и запах её на чужих руках. Он хотел доказать себе, что способен заставить Дождь Варии воспринимать себя всерьёз. Он не хотел признавать, но чувствовал: рукоять катаны слишком хорошо лежит в руках, как будто так и должно было быть всегда, как будто она — его продолжение. Он оттачивал одно движение за другим, жадно впитывал техники, что показывал ему отец, и день с ночью потеряли всякие границы, обращаясь единым.

Читать полностью »

После мирной смерти Тимотео Савада Цунаёши становится десятым доном Вонголы. Реборн пропал и подозревается в убийстве Савады Наны. Тем временем неизвестная семья начинает действовать.

KHR! Vendetta del Caduto

Объявление

  • Светлая
  • Тёмная

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Piazza G. Verdi № □ □ □ » when we were younger //genshin


when we were younger //genshin

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

kaeya x diluc
https://forumupload.ru/uploads/0016/02/3b/14/237468.jpg
「 everything was black and white 」

всё казалось таким простым, пока не рухнуло в один момент.

[nick]Diluc Ragnvindr[/nick][status]let it burn[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/02/3b/14/752348.jpg[/icon][sign]   [/sign][lz]<p class="char_name"><a href="ССЫЛКА" target="_blank">Дилюк Рагнвиндр </a></p><p class="char_info"> хуже <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=24" target="_blank">тебя</a> только я сам.</p>[/lz][fandom]genshin impact[/fandom]

+1

2

Это твой шанс.
Он повторяет это про себя и крепче сжимает пальцы на металлических прутьях изголовья все еще кажущейся слишком большой кровати. Чужой вес придавливает так, что трудно дышать.
Единственная надежда.
Ощущается как издевка в этой душной, пропахшей потом и чужим больным вожделением комнате. Отчего-то ему кажется, что все понимали, где и под кем он в итоге окажется. Поэтому оставили его на этом пороге. Отчаянной попыткой зацепиться и воспользоваться чужими постыдными желаниями.
- Кейа.
Голос строгий, всегда одёргивающий, даже в такие моменты. Юноша знает, чем недоволен его опекун, но он сегодня слишком устал, чтобы играть в их уже ставшие привычными игры, действительно очень устал. Только сдерживает выразительный вздох, когда его рывком переворачивают, смотрит поверх чужого плеча и рассматривает давно изученный потолок. Простыни уже мокрые, липнут к телу и неприятно холодят, но желание поморщится душится на корню. Кейа свое место знает, каждое действие и малейший жест отточен до совершенства. В конце концов, мастер Крепус был отличным учителем.

Это странно, но Кейа действительно не может вспомнить, когда все это началось. Может быть, с самого начала, с той самой ночи, как Рагнвиндр нашел замерзшего тощего мальчишку на своем крыльце, отчего-то решив сразу оставить его под крышей своего дома. Будто в Мондштате было мало своих брошенных детей. Или все же спустя год, когда он задумчиво провел большим пальцем по грязной щеке заигравшегося с его сыном мальчишки.
«Твоя кожа…»
Он тогда не договорил, да Кейа и так не особо слушал. Его куда больше интересовало найти в зарослях темного винограда своего названного брата, он буквально жил этими глупыми детскими играми и ежедневными тренировками, которые ему разрешили посещать. И все же с того дня все начало меняться.
Мастер Крепус был хорошим человеком. Так говорили горожане. Он строгий, но справедливый и все равно самый добрый. Так говорил Дилюк. Как Кейа мог ему не верить? Даже когда получал нагоняй ни за что. Или когда его наказывали несоизмеримо поступку. Когда все же влепили пощечину за то, что в пылу игры поставил синяк брату. Запирали в комнате за плохую усидчивость. Лишали ужина за недостаточную успеваемость. Или когда впервые закрыли дверь кабинета на ключ, заставляя опуститься на колени. Кейа тогда толком не понял, что произошло. А спустя полгода это стало привычным, зато все другие наказания мигом исчезли, и те полчаса в опекунском кабинете смазывались в одно сплошное темное пятно. У него отлично получалось будто бы забывать все в тот же миг, как только переставали гореть губы.

Он - хороший человек.
Кейа верил в это и в ту самую первую ночь. Грязный, поруганный, ошеломленно вцепившийся в мятую подушку, в которую хрипел и, кажется, даже что-то говорил, всего с десяток минут назад. Мастер Крепус строг, но ведь справедлив? Даже если сложно найти достаточную причину для произошедшего, даже если - не заслужил ведь. Отчего-то в груди - отторжение, на душе гадко и противно, потому что все равно осознаешь, где-то глубоко внутри - то, что с тобой сделали, недопустимо. И то, что это оправдывалось - то плохим поведением, то слишком яркой внешностью и «вызывающим» поведением, делает лишь хуже. Как и большая ладонь, которая каждый раз после зарывается в темные волосы и грубо взъерошивает.
- Я все еще твой названный отец, Кейа.
Остается только соглашаться. С отцами Альбериху не везет с рождения. Должно быть, либо это действительно в порядке вещей. Либо с Кейей что-то чертовски не так.

Со временем привыкаешь ко всему. Всего пара лет, а под особые пристрастия мастера Крепуса выделено несколько комнат в закрытом западном крыле. Кейа наловчился находить причины пропадать периодически по ночам для Дилюка, больше не морщится болезненно на неловкие движения и выдерживать полноценные тренировки с улыбкой на лице. Он не прячет глаз, не дергается на любое прикосновение опекуна и сам закрывает двери в чужие покои. Вот и сейчас он заученным жестом вцепляется во взмокшие плечи, отсчитывает секунды и, с облегчением от того, что все закончилось, откидывается на подушки. Слава Архонтам, мастер Крепус не сторонник совместного сна или чего-то подобного. Он всегда деловито собирается, взъерошивает чужие волосы и велит привести себя в порядок. После - они будут делать вид, что самая обычная семья. До следующего - «Явись ко мне в кабинет на разговор, Кейа». В этот раз они отходят от привычного сценария.
- Дилюк завтра возвращается с экзамена на офицера, - в голосе мастера неприкрытая гордость. Он неожиданно опускается рядом и кивком головы указывает на свое плечо. - Не испорть наш праздник своими выходками.
Кейа улыбается едва заметно, когда речь заходит о названном брате. Ждет его возвращения как никто другой, точно зная, что тот всегда вернется с победой, тут к гадалке не ходи. Может, Альберих не образец хорошего поведения, но уж точно никогда не сделает то, что расстроит Дилюка. А уж какую вечеринку он закатит ему вне этих родных стен… Удивительно, но эти мысли успокаивают даже сейчас - на остывающих простынях и с чужим сонным дыханием в макушку. Ему отчаянно хочется выбраться из этих неправильных объятий, принять душ и смыть с себя чужой запах, но отчего-то опекуну непременно хочется провести ночь перед возвращением сына в этих покоях. И не одному. Возможно, понимает, что трудно будет оторвать двух юношей друг от друга и найти достаточную причину, чтобы задерживать приемыша на всю ночь, когда вся молодежь будет праздновать назначение нового офицера Ордо Фавониус. Долго, пьяно и едва ли не всей столицей. И он действительно держит пасынка рядом до самого рассвета, пока дом не просыпается, готовясь к возвращению младшего господина.
Кейа едва ли успевает наспех ополоснуть лицо и натянуть домашний костюм, скатываясь вниз по лестнице, чтобы первым встретить своего брата. Глаза все еще лихорадочно блестят то ли из-за страха быть пойманным в столь неприглядном виде, то ли из-за бессонной ночи. Он кидается к едва успевшему переступить порог Дилюку, заключая в крепкие объятия. И все ночные кошмары меркнут от яркой солнечной улыбки брата.
- Мои поздравления самому младшему в истории офицеру ордена? Я прав? Ведь прав? - он тараторит, насилу отстраняясь и разглядывая светящееся гордостью и счастьем лицо. Наверняка сам в ответ выглядит непривычно помятым и утомленным, но он действительно чертовски рад, и это видно невооруженным взглядом.
- Дай ему выдохнуть, Кейа. Опять душишь своей поспешностью, - мастер спускается неспеша, запахивая по пути тяжелый теплый халат. Раскрывает руки, давая своему сыну обняться с отцом, одобрительно похлопывая по спине. Он действительно не ждет ответа, потому что не сомневался в успехе, и ему интересно лишь то, насколько он всех поразил. Это будет лучшей беседой как и для завтрака, что уже ждал их в саду, так и для вечернего празднества в доме. Но, признаться, Кейа прекрасно видит и понимает, они с Дилюком мечтают, чтобы эта семейная официальная часть подошла к концу как можно быстрее. У них на всё и всегда были свои планы.

[nick]Kaeya Alberich[/nick][status]frozen inside[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/02/3b/14/734750.jpg[/icon][sign]   [/sign][lz]<p class="char_name"><a href="ССЫЛКА" target="_blank">Кэйа Альберих</a></p><p class="char_info">И всё, что я хотел - это по-настоящему улыбаться; и всё, о чём я мечтал - это <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=14" target="_blank">с ним</a> навсегда остаться.</p>[/lz][fandom]genshin impact[/fandom]

Отредактировано Xanxus (08.11.2022 20:17)

0

3

Это немного страшно - покидать отчий дом, к тому же Дилюк всегда был домашним ребенком. Сколько себя помнил, он проводил время внутри семейного имения, редко выбираясь в город; всё его окружение составляли работники винокурни, гувернантки, няньки и обслуживающий персонал. После замкнутой семейной общины Мондштат кажется ему огромным и стихийным, его оглушает, ослепляет, давит; он теряется среди улиц, голосов и лиц, захлебывается шумом и бурлящим кипением всеобщей деятельности. Поначалу это дезориентирует, до дрожи в коленях - пугает, но проходит всего немного времени - и Дилюк втягивается, подстраивается, шагает со всеми в ногу, ему

всё это действительно нравится.

А как же иначе? Стать почетным рыцарем Ордена Фавониус - его давняя мечта. Он много тренируется для этого, зубрит устав Ордена от корки до корки, каждый день принимает частные уроки фехтования на мечах, рукопашной борьбы, всевозможных физических подготовок, а ближе к вечеру зубрит уроки, уроки и еще раз уроки, занимается чтением, чистописанием, наукой несмотря на настроения или усталость. Для него всё это важно в неизмеримой степени, к тому же - отец так сильно гордится им! Дилюк видит одобрение отца во всем: в его словах, жестах, разговорах. Именно поддержка отца безумно стимулирует и окрыляет! Неудивительно, должно быть, что он рано получает свой собственный глаз бога и действительно вступает в ряды Ордена даже несмотря на юный возраст.

Признаться, в Ордене его щадят. Должно быть, действительно из-за малых лет, Дилюк как минимум на два года младше окружающих. Но он старается больше и сильнее, чтобы не отставать от старших товарищей, и буквально через несколько месяцев разница стирается, всего за полгода - он становится одним из них. Эта мысль его опьяняет и окрыляет, он упивается временем, проведенным в Ордене, бесконечно знакомится, общается, выполняет поручения. И, наконец, ему предлагают официальный экзамен на офицера; он больше не будет стажером, он примкнет к рядам рыцарей и получит свою собственную зону ответственности.

Из головы стирается время, что он бесконечно зубрит устав Ордена, общие правила, кодекс города, изучает карты и составляет маршруты с закрытыми глазами, он будто выпадает из реальности, погруженный в огромный пузырь, в котором пребывает вне пространства, времени и реалий. Есть только он - и грядущий экзамен. Дилюк не уверен, что он ест, пьет и с кем общается, не помнит даже, как добирается до Ордена и сдает письменный, устный и физический тест на боевые умения, осознает себя только на пороге винокурни, когда распахивает дверь внутрь дома, ослепленный ярким светом из гостевой. Кейа появляется прыткой лаской словно из ниоткуда и с разбегу кидается на шею, не переставая тараторить; чтобы удержать его, приходится выпустить сумку, которую зачем-то таскает с собой, и личные вещи рассыпаются вокруг, но - всё это такие мелочи. Он дома, наконец. И бесконечная нервотрепка закончилась! Дилюк крепче сжимает объятия, всей грудью втягивая родной запах.

- Да? Кажется, я сдал, - побелевшими губами шепчет, зеркаля уставшую улыбку брата, только теперь начиная осознавать, что его самого буквально колотит. Отец сдержанно принимает их обоих в объятия и хлопает по спине в знаке одобрения, а потом всё же не выдерживает официальности - и с восторженным ревом налетает за них обоих, давит в огромных ручищах, приподнимает над полом, и они с Кейей придушенно пищат, словно сплющенные желторотики, как и всегда в детстве, когда на отца находило желание пообниматься. К счастью, это быстро заканчивается, и отец уходит первым, одобрительно ворча что-то о грядущем завтраке и миллионе подробностей, которые хочет услышать от сына. Дилюк вымученно качает головой, ему будет нечем порадовать семейство за едой, просто потому что последние сутки и сам не помнит, пребывая в тумане.

- Надеюсь, я по правде не облажался, иначе будет очень неловко, - с тихим смешком возвращает внимание брату. Тот будто бы заспанный и помятый, либо же не спал вовсе? Думать получается очень плохо, Дилюк и сам наверняка выглядит не лучшим образом. Всё же здорово вернуться домой и сделать паузу в безумной гонке за давней мечтой; здесь всегда тепло, тихо и спокойно, только Кейа маячит ярким неугомонным пятном, выбивающимся из четких упорядоченных границ. Хоть что-то не меняется? Приятное ощущение стабильности в самом из нестабильных элементов. Снова стискивая его разок в объятиях, старший отстраняется и деловито поправляет высоко завязанные волосы, которые хочется развязать, наконец, и избавиться от официального костюма: - А теперь отпусти меня ненадолго, я спущусь к завтраку и все вместе поболтаем, идет? Надеюсь, ты ничего не натворил за время моего отсутствия.

У Кейи лицо брошенного щеночка. Признаться, Дилюку и самому не хочется разлучаться и на мгновение. В последнее время он постоянно был занят уроками, боевой подготовкой, заданиями Ордена, а после и предстоящим экзаменом, так что и не припомнит, когда они болтали в последний раз по душам. В детстве они много играли вместе, но сейчас всё изменилось, хотя и не стерло их сильной привязанности друг к другу. Вздыхая, он манит брата за собой рукой, если у того найдется свободная минутка.
- А, знаешь, лучше помоги мне с вещами. Которые теперь раскиданы у порога из-за твоих поспешных обнимашек, - хмыкает через плечо, оставляя младшему задание и неторопливо поднимаясь по лестнице первым в надежде, что Кейа быстро справится и присоединится к нему. Ему хватит и пары минут, чтобы успеть переодеться и освежиться, а после они вместе спустятся к завтраку, как и хотел того отец.

[nick]Diluc Ragnvindr[/nick][status]let it burn[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/02/3b/14/752348.jpg[/icon][sign]   [/sign][lz]<p class="char_name"><a href="ССЫЛКА" target="_blank">Дилюк Рагнвиндр </a></p><p class="char_info"> хуже <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=24" target="_blank">тебя</a> только я сам.</p>[/lz][fandom]genshin impact[/fandom]

0

4

Кейа смеется, сжимая пальцы на чужих плечах и шутливо встряхивая. Всем давно известно, какой талантливый и способный у него брат, не было ни единого шанса, что он не сделает все, чего только захочет. Он ни секунды в нем не сомневался, и это шутливое “кажется” определенно заслуживает подзатыльника, и только явная усталость на чужом лице удерживают младшего. Он только бодает его лбом, вскидывая руки выше и ущипнув за впавшие щеки.
- Никаких кажется! Когда тебе выдадут форму рыцаря? - Кейа всегда был более нетерпеливым, и сейчас он едва держится, чтобы не начать канючить или бегать вокруг, требуя рассказать, показать и вообще, а когда планируется первое задание? Он не успевает выпалить на брата всю эту информацию и вопросы одновременно, их уже сгребают в крепкие объятия, и младший заразительно смеется, мотая ногами и сдавленно крича что-то о том, что их нужно немедленно отпустить, вот прям сейчас, иначе они умрут и вообще. Мастер смеется, все же сгружая мальчишек обратно на пол и деловито отправляет их уже заканчивать с глупостями, ведь завтрак горячим останется недолго. Кейа смотрит на брата и заговорщически улыбается, прекрасно понимая, что им обоим сейчас хватило бы по чашке чая, да булочке, чтобы запереться в комнате и говорить, говорить, говорить! А еще они прекрасно понимали, что отцу очень важно все услышать. В конце концов, не каждый раз твой сын становится самым юным рыцарем в истории страны.

Кейа с радостью снова лезет с объятиями, совершенно ничем не выдавая того, что происходило этой ночью. Да что там, как только он покидал чужие покои, он оставлял все это внутри, не собираясь таскать за собой этот груз, который мог омрачить ему такие счастливые моменты и целые дни. У них была прекрасная семья, и во все остальное время мастер Крепус был потрясающим отцом, а Дилюк - идеальным старшим братом, о котором только можно мечтать. И прямо сейчас он искренне, от всего сердца рад. И солнечному утру, и возвращению брата, и просто тому, что теперь они смогут хоть немного побыть вместе - все время подготовок и экзаменов они едва могли свидеться, и теперь так хотелось наверстать хоть что-то! И, разумеется, шумно отпраздновать это за пределами винокурни, загуляв на несколько дней и ночей, распивая вино, веселясь с друзьями и просто часами беседуя о важном и совершенно бесполезном. У них после будет все меньше времени на такие молодые глупости, и Кейи очень хотелось воспользоваться этим отпуском старшего так, чтобы потом им определенно было что вспоминать.

- Не говори глупостей, они еще должны были тебя умолять вступить в их ряды! Хоть и мальчишка совсем, а уже с Глазом Бога! Наверняка они ошалели, когда ты их рыцарей на лопатки укладывал? - Кейа заговорчески подмигивает, мол, меня-то хоть не обманывай. Всю твою подноготную знаю. И не просто знает, но и хочет все это из первых уст услышать. Иногда ему кажется, что и всего времени мира бывает недостаточно, чтобы они успели с братом насытиться общением друг с другом. И ведь что удивительно, с самого раннего детства так. Казалось, что даже странно - как это они не из одной семьи? Ну и что, что не по крови, но ведь сразу сошлись, будто с рождения вместе были. И даже сейчас, когда уже оба подростки, столь длительная вынужденная разлука оказалась тяжелой. И когда брат просит даже всего ничего, чтобы привести себя в порядок, Кейи кажется, будто перед ним уже прямо сейчас захлопнули дверь, оставляя одного-одинешеньку на целую вечность. И он смотрит так, что отказать ему сейчас практически невозможно. Ну, по крайней мере, он на это надеется. В конце концов, Дилюк же только приехал! Он не может на самом деле отослать его даже до завтрака. И, кажется, брат все же это понимает и выразительно вздыхает. Ну ничего, он же ответственный, должен помнить, что мы в ответе за тех, кого приручили.

- Ничуть не каюсь! - тут же поспешно откликается, спеша к чужой сумке и запихивая в нее вещи как придется, а после едва ли не бегом следуя за старшим, влетая в его комнату как в свою собственную. Впрочем, почему как? Они все делили между собой, так что Кейа почти сразу плюхается на его кровать, поджимая ноги по-турецки и горящим взглядом смотря на брата. Он резонно словно и не слышал вопроса о том, натворил ли что-то младший, потому что и так понятно, что за такое время совершенно точно натворил, но разве Дилюк будет его ругать? Ну максимум пожурит строгим взглядом, да и то не всегда. Поэтому можно беспечно копошиться в его подушках, выбирая самую мягкую, а после и вовсе перевернуться на живот, наблюдая за тем, как брат собирается к завтраку.
- Ты выглядишь очень и очень помятым, ты знал? - тихо смеется, подпирая голову кулаком. Ну кто еще скажет правду, если не брат, верно? - Если уж тебе эти экзамены дались с трудом, то я уже могу и не надеяться туда поступить. Как думаешь, меня возьмут только потому, что я твой брат? Вдруг понадеются, что я такой же сильный и способный.

Кейа часто болтает всякие глупости, иногда даже безостановочно. С ним удобно говорить, когда говорить совсем не хочется, а какой-то фоновый шум все таки нужен. Но в этот раз удивительно, но он все же делает паузы между своим словесным потоком, хотя как ответа ему порой достаточно и обычного смешка или мычания.
- Но все равно очень полезно, что ты прошел все это, будешь теперь помогать и мне готовиться. Вот такая доля старшего брата, - младший лукаво щурится, будто задумал хитрую хитрость, но на самом деле Дилюк прекрасно знает, что Кейа действительно старательный парень. Он читает за ним все необходимые книги, просит о тренировках в любое свободное время и даже упрямо штудирует все нужные кодексы, хотя терпеть их не может. Младший и правда мечтает дотянуться до Дилюка, стать если не равным, то хотя бы достойным называться его братом. А для этого, будем честны, приходилось очень много работать и стараться.

- А когда тебе выдадут форму, дашь примерить? - выдает последнюю глупость и все же скатывается с постели, невольно охая и хватаясь за спинку, удерживаясь на ногах. Ночь была долгой, а Кейа слишком беспечным этим утром. Ноги едва не подкосились, зато поясница радостно прострелила до пятой точки, намекнув, что сегодня стоило бы вести себя более осмотрительно и без столь резких движений. - Уже готов?
Скользнул к брату, словно и не было секундной заминки, появляясь из-за плеча и поблескивая просящим взглядом. Сразу понятно, сам хочет расчесать эти вечно торчащие лохматые рыжие волосы. Наверняка Дилюк притомился ходить с этим строгим хвостом, который упрямо пытался не подчиниться правилам Ордена к внешнему виду. Даже расческу уже прикарманил, ненавязчиво упираясь ладонью в его плечо, чтобы присел. Он постарается очень быстро, чтобы они не заставляли отца слишком долго ждать, он уже наверняка вот-вот пошлет за ними слугу. Просто… Он скучал. Он действительно безумно скучал по Дилюку, и хотел провести с ним наедине хотя бы пару лишних минут.

[nick]Kaeya Alberich[/nick][status]frozen inside[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/02/3b/14/734750.jpg[/icon][sign]   [/sign][lz]<p class="char_name"><a href="ССЫЛКА" target="_blank">Кэйа Альберих</a></p><p class="char_info">И всё, что я хотел - это по-настоящему улыбаться; и всё, о чём я мечтал - это <a href="https://khr-vendetta.ru/profile.php?id=14" target="_blank">с ним</a> навсегда остаться.</p>[/lz][fandom]genshin impact[/fandom]

0


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Piazza G. Verdi № □ □ □ » when we were younger //genshin


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно