Случайный постYamamoto Takeshi:

Так в какой момент всё началось?

Тогда, когда в будущем услышал про смерть отца? Или когда проиграл впервые, самонадеянный слишком? Слышать о том, что не смог защитить, ничего не смог — неприятно. Настолько, что даже у него не получилось сохранить привычную лёгкость. Осознание липким и холодным застревает между рёбрами, медленно разъедает кости, разрушая их, точно ржавчина: мягкосердечность и добродушие — фатальны, не способны сохранить в руках даже то, что должен был держать крепче прочего. Если бы они приняли другое решение. Если бы он был сильнее. Если бы не колебался и не верил свято, что всё получится — словами и щадящим. Если бы, но. Им это по силам, думал он. Они справятся. Цуна справится, примет нужное, правильное решение. Цуна принял решение, что погубило их всех.

Или тогда, когда впервые встретил Скуало? «Оказывается, я совершенно не умею проигрывать», говорит в тот момент Ямамото, и дни теряют счёт. Это правда — он не умеет и не любит проигрывать. Правда — он хотел взять реванш. Но правда и в том, что что-то вскипает в груди, когда клинки сталкиваются, когда чувствует вкус крови во рту и запах её на чужих руках. Он хотел доказать себе, что способен заставить Дождь Варии воспринимать себя всерьёз. Он не хотел признавать, но чувствовал: рукоять катаны слишком хорошо лежит в руках, как будто так и должно было быть всегда, как будто она — его продолжение. Он оттачивал одно движение за другим, жадно впитывал техники, что показывал ему отец, и день с ночью потеряли всякие границы, обращаясь единым.

Читать полностью »

После мирной смерти Тимотео Савада Цунаёши становится десятым доном Вонголы. Реборн пропал и подозревается в убийстве Савады Наны. Тем временем неизвестная семья начинает действовать.

KHR! Vendetta del Caduto

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Evidence room » Эпизоды » Выбора нет


Выбора нет

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Дата: Январь, 5 [2016]
Участники: Xanxus, Gokudera Hayato

http://i.imgur.com/YEk0sWI.jpg
Stromae — Tous Les Mêmes

ОПИСАНИЕ
Место действия: Вилла у моря [Италия]
Лучше бы этот день не наступал, необходимость не появлялась, а вариантов не существовало. Но такова правда: Вария умеет выходить из безвыходных положений. Даже когда единственный человек способный пронести оружие на закрытую вечеринку, не может исполнить свою роль.

0

2

В это время года в Италии было намного теплее, чем в Японии. Конечно, мысли о пляжном отдыхе стоило оставить при себе, однако солнце приятно грело, когда выглядывало из-за облаков. Впрочем, Занзас не заманивал Хаято в Италию хорошей погодой. Он бы с удовольствием просто грозно помолчал ему в трубку, да только Суперби вырвал ее и яростно проорал что-то о том, чтобы он тащил свою задницу немедленно в резиденцию, а то дебил-босс... Далее Занзас не слушал. Хотелось только прибить гребанного Суперби, который умудрился на последнем задании видимо гранатой в рожу получить. Под правым глазом - синяк, пол левым - тоже, правая щека рассечена, губа разбита. Боссу даже самую малость было интересно, как он орать-то мог в таком состоянии. И что самое поразительное: у патлатого ни на прядь волос не стало меньше, да и зубы все были на месте. Как такое вообще могло произойти?.. В общем, что сделано то сделано, но это было ахренеть как не вовремя.
- Нет, - это все, что сказал Занзас после очередного звонка на мобильный акулы. Ему нужно было продолжать охоту на одну из банд, которая, если честно, у босса уже поперек горла стояла, потому что Вария должна была стереть их с лица земли еще месяц назад. Скуало на него только смотрел. Он обычно орал, когда дело до такого доходило. Но кажется в этот раз, даже этот мужик признавал размер катастрофы. Это босса взбесило. - Агрх, мусор! Выметайся к четрям собачьим!!!
В Суперби прилетело стаканом. Стекло не выдержало столкновения со лбом.
- Грррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррр!!!! Удачи!!!
И длиноволосый долбанул дверью.
Вообще они друг друга поняли. Что дело труба. Что боссу будет ахренеть как сложно. Что выбора особо не было. Что они друг друга поддержали.
- Ты идешь со мной. Будешь работать под прикрытием. Пронесешь оружие на вечеринку под платьем, - босс особо с объяснениями не тянул, когда кошак наконец соизволил явится к гостиную. На диване лежал раскрытый чемодан. оставленный Скуало. - Суперби все приготовил.
Занзас глотнул виски, смотря на огонь потрескивающий в камине, а потом глянул на Хаято.
Стоит отметить, что босс выложил пистолеты на стол, когда кошак оказался в комнате. Это много значило. Значит он его убьет по крайней мере не сразу, когда начнется... когда в общем начнется полная хрень.
- У тебя выбора нет.
Предупредил. Честное слово... Он ведь должен думать о моральной дилемме парня из-за того что ему помимо ношения платья придется делать, а не из-за такой мелочи!
- Оружие под юбками ремнями закрепишь. Как оденешься, Луссурия макияжем займется.
У босса и бровь ни дернулась. Нет, он не шутил. Ко всему прочему, ему не казалась ситуация какой-то неправильной и неудобной. Это было для дела. Его только раздражало, что он был в состоянии понять, почему ситуация была хреновой.

+3

3

Звонок с незнакомого номера сразу насторожил Хаято. Просто так ему никто не звонил, номер был известен только узкому  кругу, Вонголе в частности. Блять......А в Вонголу, как всем известно, входит Вария. Сперва в трубку молчали, потом грозно засопели, а когда Гокудера уже был готов нажать на отбой, его буквально снесло уровнем децибел, которые исторглись из трубки. Скуало не признал бы лишь глухой, и Хаято, пытаясь переорать варийскую акулу, чуть не пополнил ряды этих глухих. Как всегда, нихрена не объяснили, инструкции свелись к "тащить свою тощую задницу в резиденцию". Ага, в штаб Варии. В Италию. Нельзя просто взять и улететь в Италию из Намимори... Ну в смысле, можно, конечно и нужно, потому что Вария вонгольских щенков просто так не высвистывает. В душе даже затеплился призрак самодовольства, что, может, после той стажировки у Занзаса в нем наконец-то разглядели ценную боевую единицу и охрененно крутого бойца. НО.
Всегда существует одно такое нехорошие НО. Которое в общении с варийцами и аркоболено нужно возводить всегда в n-степень.
Так что хоть Гокудера и экипировался и тем же вечером после двух пересадок сел на самолет до Рима, интуиция его, так или иначе присущая всем хранителям Вонголы, шипела, что тут что-то нечисто. Что для заданий у них там и свои бойцы есть, если только пинок не пришел от старика Девятого.
И опасения начали подтверждаться, когда уставший после долгого перелета,и нескольких пересадок Хаято явился в гостиную штаба Варии, где у пылающего камина уже царственно восседал Занзас с вискарем. Босс тут же начал проводить инструктаж, и с каждым словом этого "инструктажа" градус ахуя Гокудеры увеличивался по экспоненте.
- Что?.. - только и спросил хранитель Урагана после того, как в одном смысловом ряду прозвучало "макияж, платье, Луссурия". Очень хотелось спросить Занзаса, а не охуел ли ты, дядя, но Гокудера сразу заметил выложенные на стол пистолеты и подступавшая к горлу истерика была привычно задавлена инстинктом самосохранения, который в компании с Занзасом активировался по умолчанию. - и ради этого я 16 часов добирался сюда из Японии?..
Да, блять, ты думал я буду в бешеном восторге?!?! Что меня, Хранителя Урагана Дечимо, хотят нарядить в...БАБУ и отправить в компании с Занзасом в какой то гадюшник?!
- И чья эта...ахуенно первоклассная идея была? - стиснув кулаки, процедил разъяренный Гокудера, пронзая точеный профиль Занзаса взглядом. Будь на месте босса Варии кто-то другой, в него бы полетели уже бомбы и до кучи залп Кристального Грома из Пламенной Стрелы. А так Хаято только и мог что яростно прожигать в Занзасе дырку взглядом и явно не спешил наряжаться в платье и бежать в салон красоты имени Солнцеликого.
Он надеялся, что хоть теперь, хоть на йоту, к нему будут относиться не как к бесполезному мусору, но чувство унижения и гнева жгли парня изнутри, подпитываясь чувством какой-то дурацкой детской обиды. Крутое задание, каааак же, разбежался. Как будто от варийцев можно что-то хорошее вообще ожидать. Зная, как они ненавидят школяров-10е поколение, отделавшее их в борьбе за Кольца.
- Нельзя что ли было мою сестру на это задание назначить? - скрестив на груди руки, Гокудера зло смотрел на Занзаса. - У нее тоже пламя Урагана и...хотя бы сиськи есть и опыт хождения на шпильках. Короче, я знаю, что мое мнение тут никого не ебет, но это самая говенная идея после решения Десятого в будущем уничтожить Кольца.
Однако разумом Гокудера уже с мрачной обреченностью понимал - выбора у него действительно нет. И это бесило больше всего, потому что его поставили перед фактом и всем на него насрать, что нарядиться в бабу и выйти в таком виде в люди - это самое большое унижение, какие только можно себе представить..

+3

4

Ну вот. Началось. Боссу и одного громогласного "Что?.." было вполне достаточно, так что все следующее дальнейшее шипение он особо не разбирал. Хотя, безусловно, все слышал, но этого знать кошаку не обязательно. Занзас медленно поднялся из кресла. Стакан обречено и глухо стукнулся о поверхность камина. А потом босс посмотрел на Гокудеру. На это взъерошенное, раздраженное нечто. Во взгляде возникло адское живое бешенство, но не из-за того, что кошак упирался. Такая ярость никого не впечатлит, это ребячество, на которое босс способен тратить время только в моменты редкого отдыха, а сейчас их ждала работа. Работа, которую должен был выполнить Суперби, а не кошак. Хотелось ли боссу этой замены? Нет. Но совсем не из за того, что он видел сейчас перед собой. Он ведь потащит этого ободранца в пасть акулам. В этом, как выразился Хаято, гадюшнике соберутся основные представители нелегальной торговли оружием, которые привыкли держать бой. Но ни о какой честной игре и речи идти не могло, они даже частью чьей-либо семьи не были. И этот, чтоб его, мелкий сейчас на него шипит и толкает к тому, чтобы босс его уговаривал идти на свою смерть. Это что за идиотическя шутка?!
Вот поэтому ярость босса и невозможно было игнорировать. Она расползалась и давила. Пальцы сжались. Как же хорошо что он оружие выложил.
Очень Занзасу хотелось подойти и просто начать его раздевать, но собственное Небо давило на него всем весом, не позволяя игнорировать то, что было скрыто под всем этим шипением. Стыд. Босс слишком хорошо это чувствовал, чтобы проигнорировать. Но это, черт побери... Гребанный мусор.
- По-твоему, я над тобой поиздеваться решил?.. - стенам резиденции оставалось только молиться, что Хаято сейчас воспользуется своими немалыми мозгами и сможет выделить логические цепочки. Босс стоял и смотрел на него. Он не стал к нему даже приближаться. Ему ахренеть как не хотелось вступать в диалог с кошаком на таком глупом основании. - Ты подменяешь Суперби на этом задании, - на секунду задержи дыхание и услышь, насколько, черт побери, опасно будет то, во что тебя приходится втягивать. - Постарайся не сдохнуть.
Занзас ни слова не произнес о платье, о макияже и о всем прочем. Он не был тем, кто будет успокаивать и жалеть. Но он был тем, кто действительно видел и кого душило пониманием. Но самым действенным он находил далеко не уговоры. Так было всегда. И сейчас вместо того, чтобы возводить тему переодевания в абсолют, босс давил на то, что это только лишь средство, чем оно действительно и являлось. Весь вид и состояние босса кричал о том, что ему реально все равно, в чем будет Хаято и как он будет выглядеть, главное чтоб он эту ночь пережил, черт побери... Занзас поймал себя на том, что это действительно самое важное. Вот почему ему эта идея совершенно не нравилась. Он должен был думать об успехе миссии. Но другого варианта не было. Если и было реально попасть в дом с оружием, то только так. Да и этот поганец вполне готов. По крайней мере, так думал босс до того, как увидел его поведение здесь.
Времени, правда, у них не было особо на все это:
- Выезжаем через три часа.

+3

5

От взгляда Занзаса Гокудере стало душно. Хранитель Урагана отчетливо ощущал усилившиеся вокруг давление и эту АУРУ. Но Хаято не поддался. Стиснув зубы он перетерпел это ощущение. Вот, блин, никогда не думал, что до такого дойдет, но он, наверное, предпочел бы стакан в голову или свистнувшую возле уха пулю. Тогда бы Гокудера знал, как ему себя вести, как реагировать.
Но Занзас что-то сегодня рвал все шаблоны.
Когда босс Варии медленно поднялся со своего "трона" и обратился к нему, Гокудера едва подавил желание сглотнуть. Гнев Занзаса давил словно налившееся грозовой чернотой небо, набухшее свинцовыми тучами, готовое изрыгнуть молнии, град, ливень и дальше по списку.
- Нет. - собственный осипший голос показался ему придушенным тявканьем щенка. Его вечное состояние перед Занзасом, которое лишь самую-самую малость временами ослабевало. Потому что собственные слова теперь противоречили его пафосной речи трехминутной давности. Задание выполнять все равно придется, это не обсуждается.
Вновь прозвучало имя варийской акулы, и до Хаято, словно бы только сейчас, дошел смысл сказанного. Он подменяет Скуало. Это что же значит... что в женское платье должен был рядиться Суперби? И сопровождать Занзаса в этот серпентарий. Это Скуало должен быть рядом с Занзасом - босс ему доверяет безгранично, они сыграны друг с другом настолько же, как и они с Ямамото. Но Скуало по какой-то причине не может выполнить это задание и для него Занзас выдернул из Японии его. Уж явно боссом Варии двигалии более прагматичные доводы, нежели унизить его и поглумиться над разъяренным хранителем Урагана Вонголы в женском наряде.
Хорошее такое напутствие. Постараться не сдохнуть. Очень по-варийски, проза жизни, мать ее...
- Ясно. - Гокудера еще раз посмотрел на открытый чемодан на диване и, уронив с плеча походную сумку, подошел к "набору театрала". Вид у парня стал откровенно несчастный, но если уж Суперби добровольно собирался пройти это унижение, то чем хранитель Урагана Вонголы хуже?
Платье, в которое ему предстояло облачиться, вызвало у Гокудеры мысленный стон. Слишком... открытое. Ну в плане вот если бы его в кимоно, к примеру, попытались бы нарядить - еще куда ни шло, там что мужики, что бабы как капуста - завернуты в слои тряпок. А тут ни тебе рукавов, ни даже бретелек. Называется - как хочешь, так и удерживай на себе это бирюзовое безобразие с пышной каскадной юбкой-воланом. Также в комплекте прилагались телесные ажурные чулки в мелкую сетку, высокие перчатки и туфли, слава богам, на низком каблуке. Выложив на диване этот набор фетишиста, Хаято загрустил еще больше. Ну ладно, даже если он всю эту срань наденет, то из него баба - как из Реохея балерина. В том смысле - что НИКАКАЯ.
Первым делом парень скрупулезно снял все свои подвески, феньки и кольца и спрятал их в сумку. А уже потом взялся за рубашку и футболку. Шмякнув ком одежды на диван, он с ненавистью зыркнул на платье и принялся его натягивать, даже не сразу допетрив, что там молния, оказывается, сбоку есть. На джинсы с ремнем эта хрень напяливаться ни в какую не хотело, поэтому пришлось с платьем у горла стягивать штаны. Платье оказалось ему даже великовато, видимо, сказывались габариты - наверное, Скуало был пошире в груди. Отпихнув джинсы с ремнем, Хаято остался в один носках и в этом жутком балахоне, именуемом платье. Лицо, даже шея парня пошли пунцовыми пятнами. Платье оказалось КОРОТКОВАТО. Ну как коротковато, выше колена, но сейчас как бы ему хотелось, чтобы оно было в пол. И лучше с кринолином, чтобы скрыть его угловатую мальчишескую фигуру. Кое-как застегнув молнию и затянув поясок, Гокудера сдавленно ругнулся, только представив себе, как он выглядит, и взялся за упаковку чулок. Блять... Как же это все же, сука, унизительно!!! и никакое самоубеждение не сможет переубедить его в обратном. Кое-как натянув эти кошмарные чулки на тощие ноги, Гокудера влез в туфли и поморщился. Тесновато... Спасибо, хоть не шпильки...
- Этой мисии пиздец... - оглядев себя, Гокудера стал нервно посмеиваться, пока его вымученный смех не перерос в совсем уж истеричный хохот. Плюхнувшись на диван, хранитель Урагана ржал и не мог остановиться. Стоило взглянуть на свои обтянутые чулками тощие коленки - и на него накатывал новый приступ хохота.

+3

6

Занзас ни слова не произнес, только проследил за упавшей сумкой. Стакан снова оказался в пальцах. Зверь внутри от чего-то довольно зарычал. В каком-то смысле боссу нравилась перспектива отправится на вечеринку, где можно все разнести к чертям собачьим с еще одним Ураганом. Такое наслаждение он испытывал редко. А что?.. Вечно ему что ли просто так жуть нагонять?.. Он же обожает делать то, что обычно ее вызывает в людях. Может оно и к лучшему, что звезды сложились сегодня так, что Суперби укатил в другое место?.. Так или иначе, какой-то части босса Варии было приятно осознавать, что его лист вариантов решения проблем растет на глазах.
Огонь в камине потрескивал. Босс помимо этого слышал шорох за спиной. Он почти материально ощущал ругань кошака. И вот это было забавно и приятно. Занзас задумался о том, что это в каком-то смысле должно быть весело для нормальных людей. Ну наверное...
Задумчивость его прервал хохот. Босс поднял голову и оттолкнулся от камина, на который облокотился до того момента. Зрелище, которое он увидел не оставило бы никого равнодушным. Парень, который потерялся своей тощей задницей в юбках, упал на диван и...
Лучше бы он встал. Вот о чем подумал босс, но даже если бы у него было время, он кошака не стал предупреждать. А времени не было.
- О божечьки что тут происходит?! Да почему же ты валяешься на диване в этом произведении искусства?! Это же платье от кутюр! Немедленно поднимайся, несносный котенок! - Луссурия разве что не влетел в помещение. Хаято тут же за ухо потащили на ноги. - Ну дай-ка взглянуть на тебя, яхонтовый! Ох...
Вокруг павлина, разве что сердечки не сверкали. Он был в восторге.
Занзас, кстати, отлично понимал почему. Сейчас, конечно, было видно, что именно на парня напялили платье. То ли в силу японской крови, то ли в силу возраста, у него все еще были немного угловатые, но мягкие черты лица, плюс грудная клетка действительно была меньше, чем у Суперби. Чтобы акула выглядел как женщина надо было приложить не малые усилия. А здесь... Босс смотрел на его ноги и понимал, что, черт побери, это реально преступление, но им удастся обмануть кого угодно.
- Босс, одевайте! - Луссурия протянул Занзасу отглаженный темно синий костюм, а сам вновь вернулся к Хаято. - Золотко... Сейчас тебе волосы в два колоска заплетем, припудрим здесь и тут...
В общем Луссурия то ли говорил, то ли делал. В любом случае звуку от него было много. Босс же был удовлетворен. Он не был приколистом, чтобы шутить на тему внешнего вида Хаято, но он действительно сейчас был неплох. Занзас, можно даже сказать, не ожидал такого.
Босс отошел к столу и закинул на него одежду, распуская свой галстук и расстегивая рубашку. Босс не торопился, но и не медлил, он спокойно переоделся. Брюки, рубашка, галстук, запонки... Хотел бы он помахать ими перед глазами Луссурии, но, черт побери, они это проходили несколько сотен раз. Закончилось все тем, что эти придурки его один раз сфотографировали в обычной рубашке и рубашке с запонками. В общем босс все равно эти вопли на тему того, что это "убийственно смотрится" не понимал, но решил, что если уж всем его идиотам это в душу так запало, он способен пойти на уступки. Тем более, акула один раз ультиматум думал ставить, когда очередное переодевание случилось. Была одна вещь которая боссу нравилась, когда дело до это абсурда доходило, но он о ней ни под каким предлогом не расскажет. Мусор это только знал, чтоб его.
Закончив с запонками, босс взял со стола пистолеты и подошел к Хаято с Луссурией. В чемодане, где до того лежало платье, так же валялись кожаные ремни в кобурами.
- На. Два моих пистолета. Прикинь что еще сможешь протащить незаметно, - Занзас спокойно впихнул оружие в руки кошака, чтобы он почувствовал вес оружие и оценил свои возможности.

+3

7

Если гора не идет к Магомету... короче, бодрую смеховую истерику Гокудеры прервало появление кудахтающего Луссурии, накинувшегося на ржущего хранителя Урагана аки коршун на прекрасного лебедя. И даже негодование Луссурии и захваченное в плен столь любимое для хватания Занзасом ухо не смогло заткнуть Гокудеру, даже вполне себе покорно поднявшегося с дивана. Отсмеявшись и отдышавшись немного, Хаято насмешливо уставился на кудахтающее Солнышко.
- Какой, нахрен, кутюр, Лусс? Да этому платью кранты будет, пораскинь мозгами. Кровь не отстирывается с атласа и шелка без отбеливателя.
Наверное, платье по девчачьим меркам было действительно красивым, но раз уж Хаято предстояло идти в нем на задание, то приходилось принять правило игры и мыслить конструктивно. В каком-то смысле эта смеховая истерика словно пошла подрывнику на пользу: Гокудера выпустил пар, свой псих и обиду на такой облом. Но раз, как сказал Занзас, это делать все равно придется, то нужно хотя бы подготовиться основательней.
Поэтому Гокудера отдал себя на растерзание Луссурии, мысленно возблагодарив господа, что родился не бабой. Потому что вряд ли он смог бы в здравом уме и памяти себя так штукатурить, замазывать, сука, брови за каким-то хреном щипать!!! Нахуй пошел, они и так тонкие!!! И это еще повезло, что брить ничего нигде не заставили. Ноги были надежно замаскированы чулками, а то если бы ему варийское солнышко еще прелести депиляции организовал... тогда бы он точно здесь что-нибудь взорвал.
- Заплести? Ээээ, - вякнув от затянутой в плетение первой же пряди, Хаято поморщился. Его волосы даже для такого плетения были явно коротковаты. В этом плане Скуало было проще... и в 100 раз сложнее одновременно. Потому что парень не представлял, КАК можно ухаживать за таким хайером и держать его в идеальном порядке.
Если с платьем Гокудера еще как-то худо-бедно смирился, то навернутая на голове прическа, нашпигованная килограммом шпилек как Принц-Потрошитель своими ножиками, вызывала нестерпимое желание взреветь громче Скуало и содрать все это надругательство со своих волос. Это было невыносимо больно - кожа головы болела так, словно его за волосы в воздухе подвесили и эти сраные шпильки ему в мозг забили, вдобавок, увидев свою намакияженную рожу в заботливо подставленном Луссурией зеркале, Гокудера чуть не шарахнулся как черт от ладана.
- Нет. - категорично сказал Хаято. - какое-то чмо прилизанное. Дай мне нормальный бабий парик.
Чуть не сказал - "как у Скуало", но вовремя прикусил язык. Конечно с париком будут дополнительные трудности, но от этих шпилек он быстрей ноги протянет.
Тем временем к ним подошел уже переодетый Занзас, тоже, надо сказать, слегка непривычный в своем новом амплуа. И торжественно ему вручил свои бесценные пистолеты. Нуу, Хаято оценил свою важность, да. Зарывшись в чемодан, он извлек ремни с парной кобурой - по одной на каждое бедро. Нда, горячая цыпочка из него получится. Прямо-таки взрывная.
- Лусс, лучше отвернись, - усмехнулся Гокудера, подпоясываясь под платьем ремнями. В принципе, подобная экипировка была ему не в новинку. В будущем, во время битв с Погребальными венками, он носил похожее обмундирование с системой C.A.I. Да и динамитные шашки во время битвы Колец так удобнее было распихивать.
Осталось только слегка оптимизировать функциональность платья.
Задрав пышные атласные слои юбки, Хаято взялся за шелковую юбку-подкладку и безжалостно разорвал ее по бокам почти до талии, на всю длину подкладки.
- Другое дело, - Гокудера сделал несколько шагов по комнате и склонился над своей сумкой и вещами. Отцепив от ремня пряжку Урагана, Гокудера оттянул корсаж и принялся заталкивать под поясок внутрь свою пряжку. Туда же последовали несколько маленьких компактных шашек - парочка дымовых, световая и еще одна секретная - с сюрпризом, получившегося в результате химических экспериментов. Несколько боевых бомб последовали за пистолетом под юбку, просунутые под ремни.
- Надеюсь, бабам курить не запрещено, - выпрямившись, Гокудера посмотрел на варийцев.

Отредактировано Gokudera Hayato (05.04.2016 15:04)

+3

8

Занзас скосил взгляд на павлина, когда кошак вздумал ему указывать. Луссурия естественно все мимо ушей пропустил. Еще бы. После его тирады в ключе "до момента Х это платье от кутюр, так что ведите себя подобающе, молодой человек!" на высказывание Хаято о том, что платье этот вечер не переживет, не удивительно, что он хотел знать все! И это зря. Павлин аж посинел от ужаса, когда увидел, что это юное дарование творит:
- Да как же... Что же?.. Босс! Ну нельзя же так...
Босс сделал вид, что не слышит. Ну он часто это в случае с Луссурией делал, потому что Солнцу надо было давать выход эмоциям, чтобы он мог нормально работать. Так что эти все вопли были напускными. Луссурия отлично знал свою работу. Дождавшись, когда Хаято замрет он снова на него накинулся.
- Ну ты сделал все, чтобы разрушить ту красоту, над которой я корпел! - сетуя и вздыхая, сей экстравагантный персонаж поправил там, поправил тут... Босс даже голову на бок наклонил. Ну честное слово, он бы треснул любого, кто посмел не подивится этому чуду. Даже он сейчас ни намека на оружие не видел, а чтобы этого добиться нужно быть... профессионалом, коим и был Луссурия.
Хорошо.
Вот какова была оценка. Солнце Варии заулыбался. Он достаточно хорошо знал Занзаса, чтобы без слов его понимать, что в общем-то и бесило и нравилось боссу в равной мере.
Занзас смотрел на Хаято, отмечая, что в таком виде он очень похож на свою сестру, но при этом выглядит, как бы парадоксально это ни было, более хрупким. Отсутствие груди не было заметно из-за фасона платья. Благодаря ему же у Гокудеры была и талия. Парик действительно завершил его образ, сглаживая скулы. Луссурия умудрился нарисовать ему губы и подчеркнуть глаза, уж знать босс не хотел чем. Честное слово, в такие моменты он был рад, что ему и не нужно. В общем, выглядел Хаято отлично. Настолько, что мнение босса в его взгляде отражалось.
Можно было выдвигаться. Оставался только один момент.
Хаято, вовсе не Суперби, к параметрам которого босс привык.
- Не дергайся, - нейтрально предупредил босс и, подойдя почти вплотную к Хаято, положил ладони ему на талию, склоняясь. Занзас и не думал делать движение менее личным и двусмысленным. Он на приеме не будет на корточки присаживаться, чтоб Гокудеру не смущать, если конечно его это волнует. Хаято, естественно, был ниже Суперби. Ладони скользнули по бедрам парня поверх платья. Босс выдохнул. Ну конечно, чтоб добраться до пистолетов ему надо будет до него откровенно подомогаться, говоря простым народным языком. Он легко нырнул под юбки и прошелся пальцами по бедрам, не сразу нащупав пистолеты. В итоге босс заключил, - Будешь курить, после того стрельба начнется.
Он был губами на уровне шеи Хаято. Конечно, ему не в три погибели пришлось складываться, но мало ли что придется делать в процессе работы под прикрытием... Босса это не чуть не напрягало. На счет Хаято он не знал. Занзас сделал вид, что все то, что он только что провернул было сделано с целью проинформировать самого себя. Другое дело, что он кошаку помимо этого дал примерное представление о том, к чему ему сейчас надо морально подготовиться.
- Оу... - выдал Луссурия. Ему тут же прилетело кровавым взглядом в лоб. Он подпрыгнул и снова все поправил на Хаято, пролепетав. - Он запах табака не любит, яхонтовый.
Луссурия это почти пропел. Босс кинул в него чем-то, что первым под руку подвернулось.
- Хорошо вам повеселиться, красавцы.
На этом павлин испарился.
Занзас кошаку не запрещал курить. Нет, это все был подтекст под подтекстом. Все равно, это мелочи.
- Идем, - коротко позвал кошака босс, прихватив  темно-синий пиджак со стола и закидывая его на плечо. На улице их ждал приготовленный лимузин и пара часов езды до места назначения. Босс был не из разговорчивых, но у Хаято были хорошие шансы сегодня вечером, если бы он надумал выудить из Занзаса информацию о чем бы то ни было.

+3

9

Слава яйцам, этот гений стилистики все же внял голосу разума и выдал ему нормальный парик. Гокудера с наслаждением выдрал из туго затянутых волос пуд шпилек и пригладил выбившиеся слишком короткие пряди.
- Другое дело, - пробормотал Гокудера, прилаживая эту бандуру на голову. Цвет парика не сильно отличался от его собственных волос, похоже, Лусс все предусмотрел. Как ни крути, но в вопросах, ксающихся маскировки, Павлин реально был профи. Он не видел себя целиком в зеркале, поэтому мог лишь догадываться.
Дождавшись, пока Луссурия расправит его парик и причешет, Гокудера повернулся к подошедшему к нему Занзасу.
Следующий маневр босса немного напряг, но не сказать бы, что для него это стало неожиданностью. Если его задача таскать на себе арсенал, то и доступ к нему должен быть быстрым.
Тц... но как же это неприятно... Гокудера никогда не любил вторжения в свое личное пространство, лишних прикосновений, позволяя лишь единицам пересекать границы его зоны комфорта. Руки у босса Варии были горячие, словно жидкий огонь тек в венах. Странное, почти пугающее ощущение, вызывающее подсознательное желание отпрянуть, разорвать контакт. Дыхание мужчины опалило его открытое беззащитное горло. Но лишь чуть искривившиеся губы выдали истинное состояние Гокудеры. Окей, он понял, что хотел ему показать Занзаса.
- Вот дерьмо... как бы не забыть, что я теперь кавайная деваха... - невесело пошутил Хаято, посмотрев на выпрямившегося Занзаса.
Обернувшись к настенному зеркалу, хранитель Урагана молча уставился на отражавшуюся в нем девушку. Странное ощущение. Вроде бы и понимаешь, что это ты, но в то же время возникает сомнение в собственной идентичности.
А еще, глядя на свои руки в дурацких белых перчатках и спадающие по плечам серебристо-пепельные локоны, Хаято вдруг вспомнил смутный образ из детства. И это отразилось на его лице, разом сдув более менее боевой настрой. И это было очень дерьмово, потому что призраки прошлого никого еще до добра не доводили, особенно когда предстояло идти на опасную миссию. А изображать бабу в компании босса Варии в каком-то притоне - или куда они там направляются? - вполне подходило под это определение.
- Хватит тянуть кота за яйца. Я знаю, что он табак не выносит. - Гокудера зыркнул на Лусса. - Давай сюда духи. Чтобы куревом не вонять... - затолкав флакон в свое "универсальное хранилище", Хаято двинулся за Занзасом, пытаясь приноровиться к неудобным туфлям и сделать свою походку хоть немного не такой неуклюжей.
Кое-как неуклюже забравшись в машину, парень пристроился рядом с Занзасом и подтянул корсаж за пояс - у него все время возникало ощущение, что платье сползает вниз и может пропалить его, что вместо бюста у него там склад всякого барахла.
- Я постараюсь не разговаривать. - ну да, сипловатый мужской баритон сложно выдать за нежный девичий лепет. Голос у Гокудеры сломался еще лет в 13-14, незадолго до отъезда в Италию. Поэтому уже в Японии он умудрялся обдуривать продавцов в магазине и копов, что он старше, чем кажется.
- Мне нужна хотя бы общая информация. За кем охотимся, - да, МЫ охотимся, пусть он тут всего лишь как склад утиля на двух тощих ножках. - И что должен был делать Скуало. Наверняка же не хлопать приклеенными ресницами у закусочного столика.
А сам Гокудера лихорадочно вспоминал, как себя ведут девушки и что они не делают. Кроме походки, там был миллион всяких нюансов.
- Эм... есть что выпить? - подобный вопрос, адресованный боссу Варии, мог показаться самоубийственным, но Хаято знал, о чем говорил. Хотя бы несколько грамм крепкого алкоголя помогут ему немного расслабиться и отпустить контроль за мимикой. Подрывник часто слышал, что у него очень жесткое лицо, резкая мимика, артикуляция. Алкоголь мог помочь ему немного ослабить контроль, но в то же время сыграть с ним злую шутку. Это Гокудера тоже понимал, но надо попытаться хотя бы примерно изобразить девушку. Сестра для аналогии не годилась, Бьянки во многом его почти что женская версия. Разве что взять за основу Киоко и Нану... Оооох... та еще задачка.

+3

10

Занзасу не понравилось то, что он успел уловить в резиденции. Настрой Хаято мог быть противоречащим, но однозначно боевым, но в какой-то момент он полностью улетучился. На это определенно была причина. Тем не менее, отвлекаться на это вновь не было ни единой возможности. Занзас и так всю голову сломал как его обратно в раздражение и "шипение" впихнуть. Поэтому когда кошак про Суперби что-то вякнул босс почти кинул в него стаканом, остановившись в последнее мгновение. Откуда у босса в лимузине стакан в руке - не вашего ума дело! Он отлично знал где они стоят, несмотря на то что сейчас не собирался пить. Не до этого. Ночка предстояла жаркая... Да и почему остановился - так же не ваше дело! Макияж чтоб не попортить красавцу, епта!
Так о чем он?.. Ах да. Гребанный мусор заикнулся о швабре.
- У него и так они длинные, - Занзас убийственно посмотрел на кошака, совершенно уничтожив у этой фразы возможность возопить о своей неуместности и странности. Хотелось бы на этом к чертям его послать, по одной простой причине: Хаято был кошаком. Ободранный, зубастый, талантливый, умный, но все еще кошак, которому в будущем придется, вероятнее всего, стать правой рукой Десятого. У Занзаса от ярости скулы сводило, потому что они все, черт побери, дети, которые...
Бокал треснул в руке босса и разлетелся в стороны, между пальцами бегало пламя.
Его раздражало понимание, что их нужно встряхивать, что нужно пихать лицами в правду, что стоит помочь им... И раздражало то, что его это раздражает, что ему не плевать. Адски бесило, что он не мог их взять, скинуть в бездну и посмотреть: выползут ли. Так он делал всегда. И это было правильно. Но он становился сильнее, видел больше, осознавал и принимал то, на что раньше закрыл бы глаза и просто позволял этому существовать. Милосердие, которое раньше в его понимании было абсолютным, росло, ширилось, развивалось, изменялось.
Занзас прикрыл глаза. Все верно. Он оставался верен себе, но тем не менее многое поменялось. Он собирался сделать именно то, что сделал бы раньше не задумываясь. Он его кинет в ад и посмотрит на то как кошак выживет, чтобы потом жить с семьей.
Босс никогда никого не консультировал перед заданием. Этим обычно занимался акула, если в этом была необходимость. Мужчина прикрыл глаза.
- Мы не охотимся. Мы едем уничтожить трех торговцев оружием, решившим, что можно вести дела в обход Вонголы. Все трое так или иначе замешаны в четырех смертях людей из моей семьи, - странно было наверное слышать Занзаса не использующего воодушевленную ругань в этом месте. - Сегодня они наконец соберутся втроем, чтобы подписать какое-то свое соглашение, - на которое ровном счетом было боссу плевать по определенным причинам, - Так ни один из них не заляжет на дно, прознав о смерти другого, - стоило ли говорить Гокудере о причине? Занзас прищурил глаза. Перед ними промелькнуло короткое воспоминание о том, как водитель его машины падает за мертво из-за перестрелки на улице, что устроили придурки без единого понимания о том, что такое Вария, Вонгола и иже с ними. Им хотелось лишь поржать и потрясти яйцами перед крутой мафией.
Однако одно дело ошибиться и продать оружие не тем лицам и совершенно другое дело заявить в лицо Занзасу, что это глупое недоразумение, и они хотят замять свою вину приглашением на праздник, но вести отчет Вонголе не будут, так как семья сама по себе не очень-то в данном бизнесе заинтересована, и зачем ей вообще туда лезть...
Замять. Смерть. Своего.
Замять смерть отца.
Замять смерть мужа.
Замять смерть друга...
Верно, это ведь такая чертовски незаметная мелочь! Как и жизни других трех. А помимо них любого прочего обычного человека, случайно попавшего под пулю, выпущенную из оружия, судьбой которого распоряжаются те, кто думает, что можно просто так замять смерть.
- Мусор, - слово прибило бы своей тяжестью и приговором войско, если бы он смело стоять у Занзаса на пути. Босс не считал нужным все объяснять Хаято. Он знал, что тот увидит сам своими глазами и либо поймет либо нет. Но мужчина чувствовал, что поймет. Примет или нет - другой вопрос.
Виски тихо зашелестело перетекая из бутылки в стакан. Босс протянул его Хаято. Он не одобрял всем своим существом, но сейчас это было кстати.
- Держись рядом, - тогда тебя не раскроют. Босс не мог объяснить всего. Просто. Гокудера поймет, когда выпьет и почувствует, что достаточно держать Занзаса под руку, чтобы походка была плавной в этой чертовски неудобной обуви. - Анализируй, - потому что опасно. - Выживи. Это все, что от тебя требуется, мусор.
Последнее босс почти прорычал. Ну не был он воблой безэмоциональной.

+2

11

На занзасовское "мусор", припечатывающее словно свинцовая крышка гроба, Хаято даже ухом не повел и даже отрешенно усмехнулся, вспомнив, как он бесился в первое время от такого обращения. Сколько понадобилось миллионов лет эволюции, чтобы одноклеточный организм эволюцонировал до чего-то более менее разумного? А сколько нужно времени, чтобы упертому озлобленному подростку, для которого не существовало никаких авторитетов, осознать, что его пиздят и матерят, в общем-то, за дело и во имя дела? Долго, короче. Эквивалентно и соизмеримо с миллионами лет эволюции одноклеточных, если уж совсем объективно. Прошло всего три года, а собственное восприятие ощущалось словно небо и земля, вызывая легкое недоумение и раздражение, что "а вот раньше я бы...".
Но последующие слова Занзаса прозвучали словно пощечина. Нет, это не было направлено лично на него - фрика в нелепом платьице, но Хаято в этот момент словно вошел в резонанс с варийским Небом. Он ощутил ЭТО. Подкрашенные губы дрогнули и изломались, сжавшись, в жесткую линию, глаза сузились. О да. Теперь он прекрасно понимал, во что ввязались эти дебилы. Поднявший руку на члена семьи - лишится не только этой самой руки, головы, но и пятно этой репутации, "вендетты" на итальянском, падет на все его окружение. Хаято не знал, каковы аппетиты Занзаса - изничтожить только этих троих или же устроить кровавую баню в этом рассаднике. Люди Варии - тоже часть Вонголы. А всяких там наркоторговцев, торгашей нелегальным оружием Гокудера на дух не переносил. Это подрывало основы власти их семьи и ставило под угрозу жизни мирных людей. А для этого и нужны эти превентивные меры.
От Занзаса все еще исходило это тяжелое смутное ощущение - словно чудовищный жар, сочащийся из-под зыбкой, едва схватившейся лавовой корочки, от которого у самого Гокудеры тяжело бухало в висках и кулаки сжимались от ярости, но Хаято усилием воли оградился от этого ощущения. Все Хранители так или иначе связаны, а он больше всех других был настроен на Небесный атрибут. Подобная связь была еще с хранителем Дождя, возможно, поэтому в последнее время у них с Ямамото так продуктивно в команде работать получалось.
Хаято снова подтянул, как ему казалось, сползающий лиф и чуть удивленно посмотрел на протянутый ему стакан с виски. Честно говоря, он не ожидал, что Занзас расщедрится на выпивку в такой момент. Но видимо, тоже понимал, что Хаято пытается привести мысли в порядок. Все же работать под таким экзотическим прикрытием ему еще не приходилось и вряд ли еще доведется.
Виски помог лишь отчасти. Гокудера даже глаза прикрыл, расслабенно откинувшись на спинку кресла. От Занзаса по-прежнему исходило это давящее ощущение, темная аура, но в какой-то момент Хаято с удивлением почувствовал, что на него она уже так больше не давит, более того, у него возникло какое-то чувство, словно он подхватил настрой мужчины, пропустил это все сквозь себя и даже как-то успокоился. Даже несмотря на рекомендацию босса, сводящуюся к выживанию.
Что ж, он уже это однажды слышал, во время стажировки у Варийцев. И ничего. Выжил же. Главное действительно держаться рядом.
Ехали достаточно долго, что когда наконец лимузин остановился, Хаято уже даже успел подзабыть, что он в неудобной обуви. Поэтому выбираясь из салона автомобиля вслед за Занзасом, первое что сделал Гокудера - это неуклюже оступился и подвернул ногу. Так, собраться, тряпка.
Обойдя машину, стараясь не прихрамывать так явно, Хаято остановился рядом с Занзасом и, помедлив, взял его под руку. Резкость и порывистость ушли из движений хранителя Урагана, Гокудера полностью подстроился под шаг босса, интуитивно угадывая, что и как нужно делать, не успевая даже краем сознания удивляться. Вот что значит - вошел в резонанс.
Налетевший морской бриз подхватил пряди парика, и Хаято поспешно прижал руку к волосам. Пусть парик и держался на десятке невидимок, ему все равно казалось, что стоит ему сделать неуклюжее движение - и парик нахрен отвалится. Так же как и лиф сползет или платье как-нибудь неудачно замнется, выдавая под собой его подвязки для чулок "от кутюр". Однако, похоже, зря он опасался, потому что все встречные явно не мелкие огрехи в его маскировки высматривали.
Хаято так и сохранил остраненно-равнодушный покерфэйс, но мысленно был готов выпасть в каплю - встреченные ими мужики РЕАЛЬНО велись. Охренеть можно. Самому-то Гокудере казалось, что даже если на самую красивую корову налепить седло, в рысака она от этого не превратится.

+3

12

Когда они наконец остановились, Хаято из машины зайцем выскочил. Что-то босс не припоминал, чтобы виски такой термоядерный эффект на него оказывало. Или может он это от волнения?..
Невольно вспомнилось, когда они с Суперби вынужденно подобную операцию, если вообще можно этот бардак так обозвать,  впервые провернули. Условия, правда, тогда были жестче. Цель была из английской элиты. Прежде, чем выходить пришлось изучить правила этикета более подробно и даже смотаться один раз в США и походить по вечеринкам. Этот ад босс долго все припоминал. Но не так, как Скуало. так как он об этом вопил тогда, акула не орал никогда. Это действительно был ад. Уже когда они выходили из машины в самом начале операции, нужно было выйти, открыть дверь, подать руку...
Да. У Занзаса была куча кровавых воспоминаний, но среди этих у него такие моменты, как например лицо Суперби, когда он чуть не навернулся, впервые на туфли встав, а босс его подхватил, потому что "по этикету" рядом был. Незабываемо. Кажется, именно тот букет ярости, благодарности и звериного веселья, привел к разгрому противника по всем фронтам.
Кхах. Он привык. Он привык к гребанной акуле. За это он его ненавидел, за это он смеялся в те моменты, когда он смел почти умереть у него на глазах и не единожды. И сейчас разозлился, но всего на мгновение из-за того, что Хаято был напористым, а сам он упрямым и в итоге, кошак сейчас хромал. У Занзаса было ощущение, что он молнию под рукой зажал. Не впервой конечно, но... Грх.
Когда мимо них снова прошли сомнительного вида наемники, расползающиеся по периметру территорий особняка, Занзас легко подхватил Хаято за талию, предупреждая и сводя к нулю какие-либо неудобства от трех лесенок, подло выложенных камнями. И не спрашивайте, откуда Занзас в курсе, что на этом можно себе все ноги будучи в бабских туфлях сломать. Воистину тот, кто придумал каблук был эстетом, но и редкостным садистом. Босс воспользовался заминкой, не сразу выпуская Хаято.
- С тобой все отлично, - коротко проговорил босс, медленно опуская Гокудеру на ноги. К ним уже подходили. Похоже хозяина пиршества данный финт позабавил.
- О, а вашей спутнице, похоже, тоже повезло, как и вам с ней, - к ним приблизился беловолосый мужчина в шикарном, вероятно даже слишком, костюме и протянул руку Занзасу. - Рад приветствовать вас у себя дома, Занзас. Надеюсь, вы хорошо проведете здесь время, и мы забудем те мелочи, что вас в прошлый раз расстроили.
- Очень приятно, Рафаэль, - можно было бы сказать, что босса будто подменили, но это было не так. Он просто говорил то, что не имел ввиду с интонациями, которые способны были обмануть любого, кто его не знал. Босс пожал ему руку. В этот момент к ним подошли два шкафа в смокингах и с заметно выпирающим оружием из под одежды.
- Не сочтите за дерзость: меры безопасности, ничего более, - проговорил Рафаэль и повернулся к Хаято, протягивая ему руку. - Позвольте представится, Рафаэль Гвидиче. Рад видеть вас в моей доме.
А дом был что надо. Таких навороченных особняков в Италии было мало.
Занзаса обступили и начали обыскивать. Не самое простое для него дело. Нужно было как-то угомонить собственные рефлексы и никому ничего не сломать, но он справился. Теперь дело было за кошаком и его яростным взглядом. Очень яростным. Можно было еще что-то о домогательствах закричать... Босс задумался о том, что он может еще перед главным весельем кому-нибудь что-нибудь сломает безнаказанно. Его женщину лапать нельзя. Никому и никогда.

+3

13

Серьезные хоромы. Это Хаято сразу оценил, только увидев особняк и его отделку. Он видел резиденцию Вонголы, видел особняк его отца, так это строение, балансирующее на грани замка и вычурного дома хрен пойми какого направления - не то барокко, не то рококо, но домик этот был еще раскошней.
Родовых гнезд мафиози, ага.
Это ж сколько бабла нужно было отмыть, чтобы замутить такой летний домик? И от одной только мысли об этом у Хранителя Урагана возникало оооочень стойкое желание жахнуть по всем этим мраморным статуям и лепнинам из Стрелы, потому что все это помпезное богатство было омыто кровью тех, кто попал под жернова их бизнеса. Мафия не игрушка и красивое слово, сама Вонгола не была белой и пушистой и никогда такой не станет, что бы Десятый не утверждал. Орел останется орлом и не превратится в домашнюю канарейку. Просто если у орла в башке есть хоть пара маленьких извилин, он не станет атаковать выводок птенцов более сильного альфа-хищника. У этого, похоже, не было.
Лодыжка постепенно проходила, да и к туфлям Гокудера уже более менее приноровился. Занзас был прав - с таким буксиром как он, было гораздо легче, босс надежно удерживал от того, чтобы Хаято на этих колодках лишний раз бы где не споткнулся, а то и вовсем кубарем полетел. Так, когда его за талию обхватили широкие ладони мужчины, фактически спуская с трех мощенных камнем декоративных лесенок, Хаято бросил на Занзаса благодарный взгляд. Ну или боссу показалось, мало ли что там это ряженное недоразумение зыркает. Он и так лишнее движение сделать не решается, боясь, что где-нибудь что-нибудь отвалится, сползет или если он споткнется - откуда-нибудь динамитная шашка вывалится.
Вопреки его опасениям, Занзас его коротко информировал, что никаких огрехов Гокудера пока не допустил, и повернулся к подходящему расфуференному мужику, судя по бриллиантовым запонкам и поведению - не иначе как хозяну этого "шедевра" архитектуры.
О да. Ему действительно повезло с Занзасом. Уж на что Хаято не хотелось в себе в этом признаваться, но рядом с боссом Варии он себя ощущал как в обитом железом и свинцом бункере. Если взорвать бомбу в таком бункере - самому только хуже будет. Но от некоторых внешних напастей он надежно защитит. Вот дьявол, это когда он настолько расслабился, что начал так доверять Занзасу?!
Который, оказывается, охренительный актер. Нет, сын Девятого не играл. Нахрена ему играть? Просто если вы повелись и приняли этот "жест доброй воли" за чистую монету - так это ваши проблемы. Неужели этот Рафаэль настолько тупой, чтобы не понимать одной простой истины: то, что случилось, - это НЕ МЕЛОЧИ. Тупой мусор.......
А радушный хозяин тем временем обратился и к самому Хаято. И тут Гокудера сообразил, что он совершенно не удосужился придумать легенду и хотя бы имя своей девахе. Впрочем, даже если он представится писклявым ненатуральным голосочком, это погоды не сделает. Поэтому хранитель Урагана протянул руку хозяину дома, к счастью, вовремя сообразив, что НЕ для рукопожатия. И похрен что все бабы щас такие эмансипированные-крутые, он же типа невинное и воздушное существо?
Поэтому руку Гокудера протянул с тем расчетом, чтобы этот мусор (а то, что это Гвидиче - мусор, он для себя сразу решил, и даже без подсказок Занзаса) эту самую руку ему облобызал. Благо что хотя бы тут Хаято мог не бояться спалиться - вот сейчас его музыкальные пальцы придутся весьма кстати.
И тут внезапно... БЛЯТЬ. Вот этого Гокудера больше всего и боялся. Только обыска им и не хватало. Он же вроде как ходячий склад с вооружением, верно? А что будет, когда эти мальчики-зайчики вместо соблазнительных округлостей девушки нащупают выступающие динамитные шашки и пистолеты Занзаса??
Поэтому тут даже играть особо не пришлось. Хаято отступил на шаг к боссу, прижав руки крест-накрест к груди и сделал такие огромные напуганные глаза, что даже невыучивший домашку Цуна, которого препод сдергивает к доске, позавидовал бы. Впрочем, испуг и возмущение быстро сменились гневом дикой кошки. Серо-зеленые глаза яростно сверкнули, взглядом можно было бы убить. Отступив на шаг назад, Хаято уперся спиной в грудь Занзаса. Весь его внешний вид напоминал рассерженную Ури за секунду до того, как с воинственным воплем кинуться с растопыренными когтями в рожу обидчику. Обычно - ему самому.
Если этот Рафаэль не дурак, он должен понять, что обыскивать девушку против ее воли - это чревато. Особенно если девушка отпрянула под защиту своего могучего покровителя и сверкает на "мальчиков" разгневанным взглядом из-под пепельной челки.

+2

14

Босс подавил в себе острое желание потрепать кошака по шерсти. Все его действия просто весьма позабавили ту часть босса Варии, что очень редко вылезала наружу и зачастую, если это случалось, делала это через Бесту. Хаято отлично сыграл. Здесь ему подсобили его небольшие габариты. Занзасу оставалось лишь подхватить эту игру и не отпускать до победного, что он в общем-то и сделал. Обхватив Гокудеру за плечи, Занзас яростно посмотрел на обыскивающих. Во взгляде явно читалось, что они везде уже, где можно до его женщины прикоснулись, а если они хотят продолжения банкета, им придется его сначала убить. Босс не следил за тем, когда ступил перед Хаято, полностью его собой заслоняя. В каком-то смысле ему не пришлось многое играть. Он действительно готов был убить, если бы Гокудере под юбку полезли, и не только из-за того, что там оружие. Этого, впрочем, самому Хаято знать было не нужно. Какая к черту разница насколько внимательно босс Варии следил за его реакцией, когда прикасался к его бедрам? В этом можно было увидеть какой угодно подтекст. И именно он сейчас был очень кстати. Правда же останется только при Занзасе.
- Извините, но нам... - начал было один из остолопов, у которого, судя по всему, совершенно отсутствовал инстинкт самосохранения. Занзас же просто непринужденно сделал шаг к амбалу, умудрившись нависнуть над человеком, который был немногим его выше. Физический показатель потерпел оглушительное поражение перед взглядом босса. Странно, но не успевший отойти Рафаэль, оказался весьма сообразительным.
- Спокойно. Ничего страшного. Не удивительно, что такой человек как Занзас, не позволяет вам прикасаться к своей спутнице, - мужчина вновь подошел к ним. Обыскивающие разве что плечами пожимать не стали, прежде чем отойти по своим делам, которых у них было не мало. Рафаэль снова повернулся к ним. - Прошу вас, отдыхайте. Надеюсь, вам здесь понравится.
И удалился.
Босс смотрел на то, как он уходит весьма спокойно, что было очень странно и, одновременно с тем, нет. Время еще не пришло. Он все сделает, но не сейчас. Сейчас можно было перевести дыхание. Босс посмотрел на Гокудеру. кровавый взгляд, наверное, впервые за долгое ничего конкретного не выражал. И это само по себе значило очень многое.
- Нужно осмотреться, - коротко проговорил босс, про между прочим взяв руку Хаято под свою, довел его по траве к особняку и бассейну, который простирался вдоль всего этого напыщенного богатства.
Была ночь. Воздух стал тяжелее от повысившейся влажности. Растительность благоухала. Было прохладно. Спокойно. Почти тихо. Только находившиеся здесь люди разрушали затишье перед бурей, не в состоянии к нему прислушаться.
Занзас повернул прямо к входу в особняк, не думая оставлять Хаято одного, хотя было целесообразно дать ему возможность осмотреться и прикинуть наилучшие варианты разрушения по отношению к зданию. Но босс уж слишком хорошо видел, как итальянцы смотрели на парня в платье. Он слишком выделялся на фоне остальных женщин. Более тонкая, хрупкая... Босс остановился рядом с одной из колонн, что подпирала потолок в холле который был, судя по всему и гостиной, простирающейся далеко вглубь дома, и посмотрел на Гокудеру.
Да. Все так. Если забыть на секунду, что это кошак...
Это было совершенно животное мужское ощущение необходимости прикоснуться к этой коже. Адский интерес узнать ее запах, вкус.
К ним снова кто-то подходил. Занзас скосил взгляд в сторону. Пара. Смотрели, в общем, только на него, что немного, черт побери, успокоило босса. Да ему срать на все это должно быть! Но нет. По хорошему, стоило бы отправить Хаято сейчас осмотреться снаружи получше, пока босс сделает то же самое внутри, чтобы сэкономить время, но он не мог.
Суперби его обычно сам оставлял. Смешно, но это было правда. И вопросов не возникало. Более того, акула никогда даже намекать не смел, что босс о ком-то там печется.
Потому что, мать вашу, нихрена!

+2

15

На его голые плечи легли тяжелые руки. Все же нет, не привиделось. Ладони Занзаса были горячими, намного горячее, чем у обычного человека. И от ощущения этих раскаленных ладоней по телу прошла какая-то странная реакция, от которой Хаято стало как-то душновато. Ночь и так была душная и теплая, а тут еще и это. Черт... какая же все-таки у него шаткая и уязвимая позиция в этом раскладе, до тех пор, пока он "не закурит".
Ретивые мальчики-охранники замялись и смотрели на Занзаса в замешательсте, похоже, их программа функционирования дала хороший такой сбой. Они бы и рады были выполнить приказ и обыскать, но вот только Занзас бы не дал им это сделать. В том, как он выступил вперед, закрывая Гокудеру широкой спиной, хранителю Урагана почудились повадки его лигра. Даже, вроде бы, он что-то подобное видел. Может, даже тогда, когда Беста закрыл собой Ури во время одного из сражений. Просто выступил вперед на шаг, закрывая своей массивной тушей уже изрядно потрепанную леопардиху урагана. Собственнический жест. Мое. Не трогать. А не то головы отгрызу. Вот дьявол, Гокудера даже невольно позавидовал Занзасу. Он о таких широких плечах и мощной груной клетке мог лишь мечтать. Что уж говорить, если его нарядили в кавайную деваху и все на это ведутся. Ээээх... -100 к мужскому самомнению подрывника. И еще один довод в пользу ношения костюма, в нем он хоть не таким субтильным выглядит.
Хозяин дома и его охранники тем временем ушли.
- Он даже мысли о подвохе не допускает, что ли? - негромко спросил парень, встретившись взглядом с боссом. - Первый рубикон прошли, - не сдержал облегченной ухмылки Хаято. Страшно хотелось курить, но отношение к этому Занзаса ему было очень хорошо известно. Да и сигарет у него с собой не было, лишь зажигалка, чтобы поджигать запалы. А стрелять сигареты у местной публики - это ж разговаривать придется. Его прокуренным голосом. Поэтому, увы, придется потерпеть.
Босс тем временем сгреб его под руку и повел прямо по газону к особняку и мерцающему в свете фонарей бассейну. Все же серьезные хоромы. На бассейн Гокудера скосился с откровенной завистью. В Вонголе ничего подобного не было, разве что в специально оборудованном спортзале. Но это другое. Бассейн, романтика на открытом воздухе предполагают немного другую компанию, нежели валяющие дурака дети, прыгающие бомбочкой Сасагава и Ямамото и вообще... кх, так, настраиваемся обратно на работу. Занзас тем более повел его уже прямиком в само здание, в здоровенный холл, весь в мраморе и позолоте, даже колонны были в лепнине. Что это за безумное спешение стилей и безвкусицы...
У одной из таких колонн они остановились, и босс Варии молча уставился на подрывника. Хранитель Урагана выждал несколько мгновений и чуть приподнял брови. Занзас не говорил ничего, и Хаято первым делом подумал, что у него что-то с маскировкой и первым делом ощупал парик. Все было на месте, локоны все так же обрамляли лицо, приставая к слегка влажной от духоты коже. Указаний от Занзаса никаких дальнейших не поступало, поэтому Хаято сам принялся оглядываться по сторонам, привычно фиксируя все входы-выходы. Надо бы подготовить пути к отступлению и отвлекащие маневры. У него есть пара детонаторов, можно использовать их, если начнется заварушка.
- Я так понимаю, интересующие нас объекты находятся на втором этаже, - Гокудера скосил взгляд на устланную пурпурным ковром уходящую наверх широкую мраморную лестницу. И просто так соваться туда гостям - вряд ли полезно. - Мне надо припудрить носик. - хранитель Урагана взглянул на проходящих мимо гостей. Конечно, оставаться одному ему совершенно не хотелось, но он уже примерно понял, что он будет изображать. Раз уж он на четверть японец, то можно сыграть на этом. В конце концов, откуда кто знает, может, он с детства жил и воспитывался в Японии, пока его, в смысле, ее не перевезли в Италию. А значит он запросто может не говорить по-итальянски и вообще не понимать, что эти дятлы ему талдычат.
Раз уж они типа пара, а на них нет-нет да смотрят (Гокудера ощущал это переферийным зрением), Хаято шагнул к Занзасу и легонько, словно боялся обжечься (или же что ему откусят руку) коснулся ладонью, затянутой в белый шелк, смуглой щеки мужчины. Во взгляде подрывника мелькнули искорки веселья - когда еще безнаказанно удастся полапать самого Занзаса, и, повернувшись к боссу спиной, Гокудера храбро двинулся по холлу к скоплениям людей. Так... у кого бы международным языком жестов вызнать, как пройти в уборную.
Охренеть, у них тут даже рояль концертный был. И не просто рояль, а производства Steinway & Sons. У Гокудеры аж дух перехватило. Заказной, безумно дорогой инструмент, который позволить себе могут далеко немногие. Это не Ямаха в его японской квартире. Тут такой звук должен быть, что просто ммммм... и акустика в таком зале, наверное, обалденная.
Хаято так залюбовался на иструмент, что чуть было не забыл, зачем он сюда собственно пришел, и поспешил себя одернуть. Так, работаем...

+2

16

Не плохо.
Занзас даже усмехнулся невольно, когда Гокудера такой жест ему отвесил. На лице босса это смотрелось весьма непривычно. Внутреннее вылезло наружу и поразило своей естественностью. Босс пользовался тем, что ему нужно было "играть". О том, что ему не стоило никаких усилий это сделать, он не скажет. Ровно как и о том, что он вовсе не играл.
Гокудера отошел, а босса настигла пара, которая была ему знакома.
- Занзас, что вы тут делаете? Мне показалось вы были не в восторге от нашего общества, - женщина слишком сладко улыбалась, морща нос. - И куда же подевалась ваша спутница? Захотела передышку? Мы с мужем можем вас развлекать всю ночь без перерывов.
- Ну же, дорогая. Молодой человек, вероятно, не привык к таким откровениям.
Босс подобные разговоры слушал в пол уха. Он осматривал здание, следил за мелькающим в толпе то там, то сям костюмом Рафаэля. Проблема была только одна: Занзас не был уверен в том, с кем именно мужчина будет подписывать договоренность. Поэтому босс наблюдал. Главное, не спугнуть добычу раньше времени. В какой-то момент Гвидиче направился вглубь зала.
- Ну же... - женщина до того, должно быть, говорившая много всего "интересного", дотронулась до локтя босса. Занзас не сдержанно посмотрел на нее. Ярость плескалась во взгляде и совершенно не наигранная. Однако женщину это только в восторг привело.
Босс такого никогда не понимал.
- Прошу меня извинить, - выдал босс и двинулся вглубь зала. Рафаэль свернул в один из золоченных коридоров, которые чуть ли не дребезжали от хрусталя. Занзас замер. Охранники, хоть и не стояли у прохода, но и не спали на посту. Если оставить все как есть цели, пусть и с маленькой вероятностью, учитывая то, что собирался здесь устроить босс Варии, могли ускользнуть. А этого он допускать не собирался.
В голову сразу пришла идея, ждавшая своего часа с того момента, как взгляд босса наткнулся на рояль в холле. Гокудера и так вызывал огромный интерес. Пора было сделать его центром внимания. Занзас осмотрелся.
"Твою мать..."
Конечно, босс не слушал эту женщину, что пыталась развести его на "жаркую групповуху", но он все слышал. И из того, что он сейчас припомнил, можно было выделить, что она видела проблему в Гокудере. Поэтому Занзас постарался как можно скорее оказаться рядом. От внимания этой бабы надо было срочно избавиться.
- Да ты же слишком юна для такого мужчины! Да еще и ножки как спички. Чем только ты его пленила-то?.. Давай, дорогуша, так... Ты свои лягушачьи лапки уноси отсюда по-хорошему и с твоими глазками грозными ничего не случится...

+2

17

Гокудера внимательно разглядывал сборище гостей, выбирая, к кому бы из них подрулить и продолжить спектакль, когда к нему самому подошла фигуристая дама чуток за тридцать в роскошном вечернем одеянии и в бриллиантах, сверкавшая как рождественская елка в сочельник. Хаято заметил ее краем глаза и повернулся к ней лицом, вопросительно глядя на сеньору. Которая с места в карьер наехала на него да так, что хранителя Урагана аж глаз дернулся.
Ох уж эти бабы... Это у кого там лягушачьи лапки, ходячий набор для барбекю, а?!
Не то что бы его разозлил наезд этой мадамы, тем более что Хаято видел, что Занзас тоже направился прямиком к ним, прорезая ряды гостей, словно арктический ледокол. И да, вроде бы он решил не разговаривать и не палиться со своим голосом, но тут Гокудера не сдержал злорадного веселья.
Очаровательно улыбнувшись благородной сеньоре, надеясь, что его милая улыбка не выглядит откровенным волчьим оскалом, Гокудера приблизился вплотную к женщине, стараясь лишний раз ее не коснуться - парень просто брезговал этого сочного женского тела, затянутого в что-то черное и откровенное от кутюр.
- Невинностью и свежестью, сеньора, - на ломаном итальянском прошептал Гокудера, всколыхнув своим дыханием напомаженные завитки черных волос у уха женщины. - Занзас не любит бывшие в употреблении... вещи, - подрывник отступил от нее на шаг и невинно улыбнулся. А еще, насколько он понял, босс Варии не переносит НАВЯЗЧИВОСТЬ. Убить за такое женщину не убьет, но это явно не прямая дорога к нему в постель. Хотя хрен этих варийцев знает, как у них там дела на личном фронте обстоят.
Поравнявшись с подошедшим Занзасом, интуитивно понимая его без слов, Гокудера коротко бросил:
- Я их отвлеку, - и направился прямиком к роялю.
Крышка была откинута, но музыкантов поблизости видно не было. Решив, что сразу плюхаться на скамью будет как-то грубо и позерски для такого воздушного создания, какого он изображал, Хаято на пробу пробежался пальцами по упругим клавишам. Мммм... какой звук. Последняя октава зажурчала, словно весенняя капель, разносясь вокруг в гуле постепенно стихающих голосов. Кажется, внимание привлечь удалось. Хорошо...
Ведя пальцами в перчатках по покрытой лаком черной блестящей крышке рояля, Хаято обошел его и присел на край сидения. А теперь извечный вопрос - что же играть. Ну не Бетховена и Рахманинова же. К тому же на публику вот так Гокудера не играл с детства. И облажаться совершенно не хотелось. После мимолетного раздумия выбор пал на Листа, Хаято как раз недавно разучил Грезы Любви (Ноктюрн N3 S 541).
Играть по памяти было непривычно, но Гокудера, проиграв произведение несколько раз по нотам, неплохо запоминал его и мог почти безошибочно целиком вопроизвести его по памяти. Вот и сейчас, глядя на свое отражение в поднятой крышке, Хаято принялся на слух вспоминать этот ноктюрн.
Отражение в черной лакированной поверхности вновь, до болезненно сжавшегося в груди сердца, напомнило ему детские воспоминания. Кто же знал, что все так вывернется наизнанку и обернется? - что он в женском платье на приеме у бандитов будет играть Листа и думать о своей матери. Поэтому свою игру сейчас, решил хранитель Урагана, он посвятит своей маме, в память о ней. Воспоминания о матери всегда были для юного подрывника самым светлым пятнышком в его жизни, спасительным островком. Да, он почти не помнил ее, воспоминания были такие призрачные, что иногда это можно было бы принять за игры разума. Но если бы не она, не ее уроки, Гокудера бы и двух нот бы связать не смог.
И он надеялся, что этот смотр самодеятельности не был зря и что Занзас сумеет осмотреться без неусыпного внимания охранников, которые, вроде, тоже повернулись к нему и наблюдали за его игрой, как и почти все находившиеся в холле люди.

+2

18

Было в каком-то смысле приятно увидеть, что парень самостоятельно достаточно быстро ретировался. Проблема была в другом. Точнее, она была не решена, потому что женщина, судя по выражению ее лица, лишь сильнее разозлилась. Но даже она сейчас смотрела только на Хаято, который, одарив босса короткой фразой, пошел к роялю. Молодое поколение действительно было очень талантливым. Заставить босса в глазах людей сделаться невидимым почти невозможно. У Гокудеры это вышло играючи и в прямом и в переносном смысле.
Пока Занзас шел к коридору, от которого ему пришлось несколько минут назад отступиться, он краем уха отмечал насколько хорошо парень играет. Босс давил в себе рык, способный оглушить, если и не всех в зале, то находящихся неподалеку. Что Такеши со своим бейсболом, что Гокудера с его игрой... В голову лезли мысли, совершенно не способствующие тому, чтобы спокойно выполнять свою работу. Занзасу хотелось думать, что спокойная жизнь это то, что было бы лучше для них. Но Небо не могло обмануть само себя. Он прекрасно знал, что именно Гокудера притащился к Десятому выяснять отношения первым. Он чувствовал взаимосвязь всего молодого поколения между друг другом, даже между теми, кто, казалось бы, стремился выпасть из этой "дружной компашки". Да и если быть честными, мафия существовала для того, чтобы спокойная жизнь талантливых людей была возможна. Гокудера был не только представителем данной группы, он так же был тем, кто способен защитить многих людей.
Занзас свернул в коридор, миновав охрану незамеченным. Дойдя до единственной двери, что здесь находилась он приоткрыл ее и скользнул в помещение. Комната была большой и изобиловала красным бархатом и золотом. Занзасу разве что дурно от подобного не стало. Захотелось сразу в свое дубовое кресло подальше от этого преступления против какого-либо вкуса. Однако именно это изобилие, если можно было так выразится, предоставило Занзасу укрытие в виде занавесок, понапиханных без какой либо цели то тут то там. Босс прошел вглубь помещения, пока не увидел стол и лица. Ему не нужно было больше трех секунд, чтобы запомнить тех, кто точно сегодня не покинет этот дом.
Босс вернулся ровно к тому моменту как Гокудера закончил играть. Внутри бушевала буря. Он отлично знал тех двоих, что сидели в помещении вместе с Рафаэлем. Один был подхалимом и скользкой тварью, вечно пресмыкающимся перед вторым. Второй же... Босс видел как это дерьмо расстрелял семью за то, что они не могли выплатить ему сумму за охрану их района. Лидер группировки величающей себя мафией. Проблема была в одном - на этого гада не могли никак выйти.
Вот почему Занзас никогда не отойдет от дел. Случайности преподносят подарки, на которых порой хочется самому обертку сорвать.
Но теперь у них не было времени. Занзас знал, что мужчины уже закончили с формальностями на тот момент, когда он их застал. А значит еще немного, и они вернуться в зал.
У босса все внутри клокотало. Он хотел выдрать из этой твари дух еще тогда, когда он пистолет в кобуру убирал, после того как порешил семью. Но только вот у него в руках была девочка лет тринадцати. Заметив босса он естественно этим воспользовался. И свалил.
Занзас знал глаза таких людей. Он бы убил ее. Милосерднее было позволить ему это сделать, чем отпускать его. Боссу и думать не хотелось, что он с ней сделал. Но босс не мог убить собственную веру в людей, сколько бы не старался. Он хотел, чтобы она справилась.
И если ей это удалось, сегодня он совершит то, что нужно было сделать очень давно, и это даст ей возможность жить дальше.  По крайней мере ему хотелось в это верить.
Занзас подошел к Хаято и, неожиданно вежливо предложив свою руку, увел обратно в толпу. Теперь нужно было только отойти в место, где их не заметят, вооружится и...
- Постойте. Вы оба... - это снова была женщина, что у Занзаса уже в печенках сидела. Но его волновала не она. То дерьмо был неподалеку и как назло приближался к ним. Вероятно ему кто-то сказал о прекрасной даме великолепно играющей на фортепиано. Плохо. Экстремально. Если он их выдаст, то охрана нацелит на них пушки раньше, чем им удастся пошевелится. Значит времени на отход не было. Босс уже не слышал, что там лепетала дама. Он в общем-то может и Хаято на чем-либо прервал, но времени ни на какой инструктаж не было.
- Извини, - проговорил босс на итальянском, чтобы это и даме было понятно и Хаято. Это должно было означать разное. Для женщины: извинение от того, что он собирается делать прилюдно, для Гокудеры: то, что он вообще сделает то, что собрался.
Занзас не колебался. Он просто прижался к тонким губам своими мягко и настойчиво, скользнув ладонью ему на щеку, едва-едва задевая пальцами парик. Правда была в том, что если босс делал что-либо подобное, он, даже если это необходимо было для миссии, не мог делать хоть сколько-то наигранно или вынужденно. Поэтому он целовал по-настоящему, без шуток, без подковырок, жарко, долго, не давая никому и даже Хаято усомниться в том, что ему это действительно нравится. И какой то своей частью, что была очень далеко, он надеялся, что ощущение подобного хоть сколько-то смягчит отвращение, которое мог бы испытать Гокудера от этого прикосновения с его стороны. Занзас конечно мог влезть в его ощущения, но не смел. Это было совершенно другая область, которой он даже не думал касаться. Слишком личное даже для Неба. Есть вещи, которые должны открываться только если тебе позволяют. И босс не напирал. Только пальцы уже нащупали пистолеты. А прикосновение разорвалось внезапно, но все еще оставляя далекий привкус сигарет и более ощутимый виски на языке.
Босс выстрелил одним движением в главную люстру, приглушая свет и давая им обоим возможность для маневра. Вот теперь... Свобода.

+1

19

Блять... надо было перчатки снять. Так не хотел палиться, что решил не снимать, в итоге пока играл и тщательно контролировал каждый палец, чтобы ничего не сокользнуло, не промазало. Как итог - к концу длинного ноктюрна у Гокудеры от напряжения ныли пальцы и кисти. Ну да ладно, зато даже несмотря на перчатки, сыграл почти безукоризненно.
Не успел он подумать, что же делать дальше, после того как добровольно привлек к себе кучу ненужного внимания, а к нему уже подошел Занзас. Подрывник ухватился за его протянутую ладонь, как за спасательный круг. Хоть выкручиваться не придется и пробиваться сквозь уплотнившиеся ряды мужиков. Очень хотелось подтянуть корсаж, чтобы никто в декольте ненароком не заглянул. А то, кажется, Гокудера начал понимать смысл выражения "одежда дымится от взглядов". Мда, здешнее мужское население бы очень удивилось.
А назойливая бабища отставать не собиралась. Хаято одарил ее уж откровенно раздраженно взглядом, но лишь крепче стиснул пальцами ладонь босса Варии в далеко не женской хватке.
- Больше уже и гордиться нечем, кроме как бряцаньем по клавишам, милочка? - истекая ядом, осведомилась сеньора.
Гокудере, как никогда, захотелось ляпнуть какую-нибудь непристойность, но он вовремя себя одернул. Потому что рядом был Занзас. А так бы точно сказал бы, что он умеет, помимо бряцанья по клавишам. А в переводе на свою женскую роль - это и вовсе прозвучало бы.... пшшшш...
- Много чего могу. В приватной обстановке, - все тем же свистящим шепотом ответил Гокудера, прожигая бабищу позеленевшими от злости глазами.
Горячие пальцы Занзаса чуть сильнее сжали кисть Гокудеры. Хранитель Урагана отвлекся от своей перепалки с дамой и перевел взгляд на босса Варии, нависшего над ним как грозовая туча. Только вот смотрел Занзас... У Хаято мурашки по спине пронеслись.
Извинить? За что? - в душе шевельнулось смутное чувство. Или же это пробудилось пресловутое чувство жопности, которое присутствовало у всех Хранителей. Ну или у простых людей, оказавшихся вне своей зоны комфорта да и вообще в рассаднике бандитов. В бабьем платье, да.
А Занзас неожиданно наклонился к нему и накрыл губы Гокудеры своим горячим ртом.
Хаято выпал в такой ахуй, что аж потерял не то что дар речи, но даже возможности дергаться. Тем более что руки Занзаса уже властно легли на его костлявые бедра. Отталкивать и взрывать об голову босса Варии динамитную шашку с ревом "ПОШЕЛ НАХУЙ УРОД!!!" было бы более логичным, но еще с начала сегодняшнего вечера Хаято казалось, что его логика загнулась с визгами в конвульсиях. Примерно тогда же, когда ему показали его НОВОЕ ПЛАТЬЕ. Может, потому что разум опять взял верх над здравым смыслом, что если спутница Занзаса от поцелуя с фальцетным визгом шарахнется от него на три метра - это будет как-то.. подозрительно, бля!!! Но все же... блять... если хоть на секунду забыть, что Занзас - мужик косая сажень в плечах два метра ростом, босс отряда убийц, а сам Гокудера - тоже парень в женском платье, то... от сладкого дурмана, парализовавшего мозг и вырубившего даже зашкаливаюий визг отвращения-неприятия-отрицания, Хаято даже невольно глаза прикрыл. Может, еще потому что он ощутил перебирающие складки многослойного подола платья, подбирающиеся к разорванной подкладке платья, и в который раз за вечер просто смирился со своей ролью и неизбежностью.
Поцелуй прервался.
Хаято приоткрыл глаза, глядя из-под густо накрашенных ресниц, на лицо босса снизу вверх и кривовато ухмыльнулся, словно дернулся угол рта. Но в этой гримасе промелькнул волчий оскал. Значит, сейчас пойдет потеха.
Бахнул выстрел.
Под аккомпанимент отваливающихся частей хрустальной люстры, с душераздирающим звоном разбивающихся об мраморный пол, послышались испуганные крики.
А Гокудеру неожиданно сгребла в охапку чья-то жесткая рука и рывком дернула назад. Потеряв равновесие на своих "каблуках", Хаято отшатнулся и врезался в кого-то спиной. А чья-то рука профессионально обхватила сгибом локтя его горло.
- Убери оружие, Занзас. - процедил мужской голос над ухом. - Или твоей девчонке конец.
Гокудера вцепился пальцами в руку, пытаясь разжать хватку, но получил ощутимый удар по почкам.
- Вот что бывает с сопливыми пианисточками, которые трахаются с бандитами, - правое ухо обожгло чужое дыхание. - Знавал я одну такую, так же плохо кончила.
Кровь прилила к лицу Гокудеры, которое исказилось от гримасы ярости.
Он отлично понял, про какую "пианисточку" говорит это ублюдок.
- Сука... не смей говорить ТАК О МОЕЙ МАТЕРИ!!!! - острый локоть со всей силы врезался под дых мужику, острый каблук со всей силы опустился на ступню этого дерьма в костюмчике.
Мужик, похоже, даже не ожидал от хрупкой крали такого выступления. Он выпустил шею Гокудеры и шарахнулся за одного из охранников, которые уже спешили со всех сторон.
Загрохотали пули.
Пригибаясь и расталкивая верещащих гостей - тех, кто еще не схватился за оружие, Гокудера припустил к одной из колонн, чтобы укрыться за ней.
Ярость тяжело бухала в висках, сжимая горло и заставляя его стискивать кулаки. Проклятье... он без нормального оружия.
В колонну возле его головы с треском ударилась пуля. Увертываясь от выстрелов и пытающихся его схватить охранников, Хаято дал деру по той самой мраморной лестнице на второй этаж. Частичной активацией его правое предплечье охватила Пламенная стрела, а парой щитов Гокудера еле успел прикрыть себе спину - иначе получил бы залп прямо спину.
И вот что странно - ему показалось, или стреляли чем-то помощнее, чем обычные пули? По крайней мере защитное поле на одной из рамок снесло чем-то буквально на раз. Не ожидавший такого Гокудера еле успел нырнуть за угол, но, кажется, его опасения подтвердились.
У этих торговцев оружием были коробочки.

+1

20

Ему сделать что?..
Занзас будто бы раскрылся, будто вырос или распростер крылья. Он будто стал больше или более живым. Или же просто настоящим. Больше взгляд не был притуплен гнусной необходимостью. Он был яростным живым пламенем и, тем, кто еще не понял, что это не переносный смысл, было поздно прятаться. Во взгляде мелькнула ядовитая издевка.
- Мусор. Да этот звереныш тобой закусит и не подавиться, - искренне засмеялся босс, даже не пытаясь убрать из голоса наслаждение и маниакальность. О босс отлично знал, что такое подавление в его истинной сущности. И он им пользовался, желая лишь увидеть, как кошак выкрутится. Да и переговоры обычно идут без выстрелов до первого рывка. В этот раз он оказался весьма громогласным. Занзас успел лишь хищно сощурится, до конца не понимая вопль Хаято, но запоминая его на подсознательном уровне.
Началась стрельба. И под этим не подразумевалось ничего абстрактного. В босса было направлено более двух десятков дул огнестрельного оружия разного калибра. Никакой прозы. Только тупая реальность, в которой он - хищник. Занзас вскинул руки и встретил чужое оружие своим, сметая все на своем пути. Не только сталь, людей, но даже воздух, воспламеняя, уничтожая, пожирая. Пламя бросилось на деревянные кресла, обивку лестницы, ткань, опутывающую помещение. Ярость ревела в воздухе. Занзас не останавливался, не двигаясь с места. Он стрелял и стрелял, чувствуя движение не только зрением и его периферией, но всем своим существом. Крики заполняли помещение. Боль, злость, страх... Это последнее буквально пьянило босса элитного отряда убийц.
- Показывай свою дряную рожу, Рафаэль! Или ты обделался? - Занзас сощурился и вскинул пистолеты в своей основной парной атаке, встречая чужое пламя своим залпом. Конечно все не могло быть так просто. Только вот чужую атаку снесло в сторону лестницы, от которой через мгновение осталась только память. Камни разлетелись в стороны. Босс не сомневался, что Хаято он не задел. Он видел, как кошак скрылся наверху еще до того как стрелял. Только вот теперь, кажется, торговцы оружием показали настоящие клыки.
- Какой отвратительный тон! - послышалось сверху со стороны лестницы. Поганец смог скрыться вместе с пресмыкающимся и парой бандитов наверху за тем, что осталось от перил лестницы. Рафаэль поднялся отряхиваясь. - И поведение... Я ждал большего от...
Босс выстрелил.
- Хорош трепаться, мусор, - плохо дело было. Беста был оставлен дома вместе с кольцом. Для босса это не было большой проблемой, потому что он мог управлять пламенем и без него. Он предполагал, что у этого сброда могут быть коробочки, но знал, что у них нет колец того уровня, который будет для него смертельно опасен. Но только вот уровень босса под названием "смертельно опасен" был для обычных людей миссией "невыполнима". Занзас вскинул пистолет и прицелился...
И его снесло.
Молния, которая вырвалась в сторону босса была черной, бешеной и неконтролируемой. Знал ли Рафаэль, что он выпустил наружу зверя, который сильнее его - было не важно. Мудаку повезло и хищник накинулся на более сильного противника. Коробочка в руках торговца взорвалась, падая из его неуверенных рук на землю.
Очень интересно себя чувствуешь впиваясь пальцами в челюсти в разы больше тебя самого и пробивая спиной стену. Если чувствуешь вообще хоть что-то кроме яростного наслаждения и воодушевления от прилива адреналина. Вся боль будет потом, а она будет. Но сейчас было не до нее. В легкие не поступал воздух, а тело пронзало разрядами и огнем, не его, но жадным до него. Вода, что секунду назад с плеском встретила чужое тело, зашипела до того истерично, что будь она человеком, то это был бы оглушительный визг. Кафель, которым была выстлана емкость начала крошится.
- Мерда. Знал, что нельзя было приглашать этого из Варии. Совершенно не умеют себя вести, - Рафаэль отряхнул свои брюки, даже не думая поднимать коробочку, которая посмела обжечь ему пальцы. На нее ушло аж три усилителя. Такие дорогие игрушки и все в пустоту. - Найти потаскушку или кто она там. Спросим возмещение с нее.
Выжившие охранники двинулись по второму этажу за Хаято вглубь дома. Пресмыкающийся активировал коробочку с огнестрельным и двинулся вслед за ними. Рафаэль чуть погодя отправился следом. - Мои дом... Тварь. Надругаюсь над твоей подружкой, а потом и над твоим трупом.
Только вот до трупа боссу Варии было далеко. Пламя втекало в зверя, что высился на многие метры над ним и ревел в бешенстве. Он хотел рвать, уничтожать, жить, но не так как его принудил глупый человек. Очень глупый. Босс глухо дышал, добивая тварь лошадиной дозой своего пламени. Опьяненное существо отекло черными переливами на дно бассейна. Занзас попробовал пошевелится. Тело еле слушалось. Да и выглядел он как смерть. Этот алмаз, что попал в руки контрабандистов...
Босс не думая выбрался наверх. По костюму стекали остатки воды. Пальцы обхватывали пистолеты, что выпали по пути. Дойдя до развалов босс выдохнул и стискивая зубы прыгнул, выпуская едва заметный поток пламени, чтобы только оказаться наверху. Занзас встретил пол коленом. Черт. Да на эту тварь у него ушла просто тонна силы. Но не столько, сколько мог выжрать Беста. Мужчина осмотрелся и поднял коробочку с пола. Энергия, что улеглась снаружи тут же взвилась и вернулась в привычные рамки. Босс убрал вещь за пазуху и замер.
Кто-то, мать его взвел курок прямо рядом с его головой. Как же он это ненавидел.
Выстрел.
Босс поднялся, смотря как человек истекает кровью. Он выстрелил из обычного оружия. Грубо, просто, действенно. Смешно, но после его пламени можно было выжить. а вот пули не предполагали раскаяния, возможностей, вариантов. Это был просто конец.

+1

21

Пол под ногами содрогнулся, а от донесшегося откуда-то издалека и снизу рева у Гокудеры только что волосы на загривке дыбом не стали. Если у этих ублюдков оружие из коробочек, то дело дрянь. Он не знал, насколько хорошо они умеют управляться с ними. Он по себе знал, что неумение совладать с тварью из коробочки или не удовлетворить ее потребности - чревато локальной катастрофой.
Дом снова содрогнулся, откуда-то сверху посыпалась штукатурка и отвалилась часть лепнины, разбившись гипсовой крошкой об бархатный ковер посреди коридора.
А может, и не локальной.
Оставалось только догадываться, что творит внизу Занзас, а то что грохот - его рук дело, точнее пистолетов, Гокудера не сомневался. Значит, отсчет идет на минуты. Хозяин дома наверняка видел, как они разделились, а значит, здесь уже рыщут толы вооруженных коробочками и огнестрельным оружием бандитов. А все, что есть у него, это мизер взрывчатки и его система.
Его боевая система хороша на открытом пространстве, где у него больше мобильности. Что бывает, если начинаешь взрывать в помещении, где на тебя может обвалиться с несколько сотен фунтов бетона, - Хаято прекрасно знал. И наступать на те же грабли не собирался.
За углом послышались негромкие голоса и шаги. Сюда шли люди Гвидиче.
Сидящий на колене в разорванном платье Гокудера лихорадочно озирался по сторонам, пытаясь на ходу срастить какой-нибудь план. Щиты уберегут его от атак пламени, но против огнестрельного оружия они малоэффективны. Куда ведет коридор, он понятия не имел, но если они хотят с Занзасом закончить дело и разорить это осиное гнездо, повзрывать все-таки придется. У него было две бомбы с радиодетонатором. Но чтобы тут все взлетело на воздух, этого было недостаточно. Придется импровизировать.
Идеальный вариант был бы какой-нибудь погреб с оружием, а лучше - с взрывчаткой. Но это подрывник отмел сразу. Даже если здесь и хранятся боеприпасы, они где-нибудь в подвале, за семью стальными дверями с кодовыми-магнитными замками, куда ему просто так не пробраться. Два бомбы с детонатором имеют среднюю мощность, для подрыва чего-то серьезного не годятся. В любом случае наверху ему делать нечего. Чтобы нанести побольше ущерба, взрывать надо внизу, несущие стены и колонны в холле, благо, этот зал тянется через весь особняк.
Если только... но это будет чистой воды самоубийство. Пламя Облака даст нужный эффект, а в соединении с его пламенем Урагана, оно сможет мгновенно заполнить весь холл и смести все колонны. Взорвать наружнюю несущую стену - и здание схлопнется. Итак, одна бомба с радиомаячком внизу, другую надо поместить где-то на втором этаже, чтобы пошла цепная реакция. А еще можно разыскать кухню. Если плиты работают на газе...
Вот эту идею стоило проверить.
Голоса звучали совсем близко. Здесь наверняка должна быть черная лестница, не может же быть, чтобы обслуга перемещалась исключительно по центральной-парадной. Придется проверить. Думать он будет на ходу.
Пошарив у себя в "хранилище" под корсажем, Хаято извлек дымовую шашку. Нервно-паралитическую он решил пока приберечь, вдруг дело запахнет жареным еще сильнее.
Дымовая шашка с громким хлопком разорвалась о ковер и крошку лепнины и в воздух поднялось густое сизое облако. В это же мгновение Гокудера подорвался из своего убежища и припустил по коридору.
За спиной загрохотали выстрелы. Палили вслепую и судя по тому, как затрещали щиты системы, которые Хаято предусмотрительно сгруппировал заслоном за спиной - стреляли не просто пулями. По эффекту это было пламя Грозы. Черт бы побрал эти электрические коробочки - прошибают на раз что угодно.
С пробуксовкой, чуть не растянувшись на скользком ковре, Гокудера завернул за угол и почти влетел в жаркие объятия нескольких охранников, которые заходили с другой стороны. Хранитель Урагана еле успел увернуться от шквала пуль, нырнув под локоть - в перекате, чуть не растеряв весь свой боезапав из-под корсажа, и с низкой позиции вскинул руку со Стрелой. Миниатюрная пушка жахнула чистейшим пламенем урагана, сшибая секьюрити с ног и впечатывая их в стену. Слава богу, до Блек Спелл им было далеко. Только вот у одного затрещала рация и он успел проорать про подкрепление.
Бляяяя... Закон Мёрфи в действии, ей богу.
Скинув жутко мешавшие туфли, Хаято припустил босиком, успев подивиться, как с него еще парик не слетел во время его акробатических этюдов. На суперклей его что ли Луссурия посадил?..
А заодно обнаружилась подходящая в архитектурном плане стена.
Прицепив бомбу с маячком за тяжелую портьеру, Хаято помчался дальше к лестнице, он уже примерно сориентировался в плане дома и понял, куда нужно бежать.
Если бы, как всегда, не одно НО.
По лестнице снизу с топотом стада мамонтов уже неслись. Сзади судя по воплям и топоту, тоже поспевала братва.
Мечущийся взгляд хранителя Урагана уперся в металлическую решетку на уровне ног.
А вот тут его худосочность может сыграть на руку.
Гокудера залпом Стрелы снес решетку и, шипя от боли в расцарапанных плечах и коленях, протиснулся в вентеляционную шахту. Узко, блять. Очень узко. Но если вытянуть руки, то на локтях он пролезет. С пушкой ползти было ох как нелегко, но выбирать особо было не из чего.
Что творилось сзади, Гокудера не знал - стальная коробка шахты здорово искажала все звуки, но вряд ли найдутся такие же трахнутые на всю башку психи, которые полезут за ним сюда. Поэтому стиснуть зубы, не поддаваться приступами клаустрофобии и паники и вперед. Рано или поздно эта шахта должна соединиться с вентиляционным колодцем... Ах же ж, мать вашу, поворот. Ну-ка выдохнули и начинаем поворачивать.
Сзади неожиданно посветлело.
Гокудера сперва не понял, что это за отблески и почему температура изменилась, а потом до него дошло и адреналин щедро выплеснулся ему в кровь, придав ему ускорения и ужовой прыти, как у какого-нибудь сраного спайдер-мена.
Только что не подпалив ему пятки, по шахте пронесся шквал пламени урагана.
Лежащий на спине Гокуда скосил гаснущее алое пламя взгляд и с трудом сглотнул. Едкий пот заливал глаза, чертов парик прилипал к лицу, но надо было переворачиваться и ползти дальше.
До тех пор пока его рука не цапнула пустое пространство.
Вверх и вниз уходила достаточно широкая шахта. Настолько широкая, что Гокудера засомневался - а воздуховод ли это.
И точно - пальцы нащупали стальные тросы.
Для полноценного лифта для перевозки людей места все же было маловато, пространство было периметром примерно метр на метр.
Сопоставив 2 и 2, Хаято довольно ухмыльнулся.
Кажется, это была служебная шахта для лифта с первого этажа - с кухни. Очень удобно, когда нужно подать обед-ужин прямо в номера гостей или хозяев. У них в замке отца была такая хренотень, он туда еще как-то от Бьянки спрятался и получил лещей от мачехи.
А раз так - то сеньор Рафаэль стал еще ближе к большому бабаху, который Гокудера спланировал устроить из подручных средств на его прекрасно оборудованной дорогими приборами кухне, чтобы поставлять его гостям шикарные и изысканные угощения.

+1


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Evidence room » Эпизоды » Выбора нет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно