Yamamoto Takeshi — Ямамото Такеши

http://sd.uploads.ru/Qwt6s.jpg http://s9.uploads.ru/XbtNY.jpg http://s3.uploads.ru/Lfiuh.jpg

Когда ты чувствуешь, что застрял на одном месте,
я считаю, что лучшее, что можно сделать — изменить ритм.

Возраст:

18 лет [24 апреля]

Рост:

177 см

Вес:

63 кг

Национальность:

Японец

Принадлежность:

Вонгола. Хранитель Дождя.

Деятельность:

Студент чего-то там. Какая-то там бейсбольная команда. Какая-то там подработка, но это неточно.

Место жительства:

  • Япония, Намимори.

  • Италия, ну там, где Вонгола ахаха.

Ближайшие родственники:

Ямамото Цуёши.

Отличительные черты:

Дурачок.

Репутация:

Дурачок.

Уязвимые места:

Вонгола, отец.

Способности

Хорошо готовит, профессиональный бейсболист. Всё схватывает налету = быстро обучаем.

Боевые способности

Пламя, ранг:

Дождь, А.

Стиль боя:

Ближний бой, в первую очередь.

Специализируется на стиле Шигуре Соэн Рю, так же известном, как «невидимый меч».

В основе стиля лежат как защитные, так и атакующие формы. Для наибольшей результативности, совмещает атаки с Пламенем и, при возможности, использует воду в битвах.

Оружие, артефакты:

  • Шигуре Кинтоки. Шинай, который превращается в катану только при использовании стиля Шигуре Соэн Рю.

  • Кольцо Вонголы, атрибут Дождя.

  • Коробочка Дождя: Ласточка, Коджиро. Способна создавать волну пламени дождя, лёгкий дождь и даже ливень, что помогает скрыть присутствие. Помимо прочего, обладает стандартным свойством Дождя — умиротворением: замедляет всё, чего коснётся Дождь.

  • Коробочка Дождя: Собака, Джиро. Охраняет три коротких меча.

Опыт:

Пару раз чуть не умер, ахаха.

Техники

Изначально перенял от отца восемь форм: четыре защитных и четыре атакующих, — позже создал ещё четыре атакующие формы и одну комбинированную.

Биография
  • В 14-15 решил сыграть с Цуной в мафию.

  • Тогда же узнал, что местные хулиганы любят заигрываться: при встрече с бандой Кокуё пришлось пожертвовать рукой, но все остались живы, ха-ха!

  • Проиграл Скуало. Не понравилось.

  • Чтобы сыграть в мафию, как оказалось, надо научиться держать в руках меч.

  • Научился, чтобы сразиться с Варией.

  • Взял реванш у Скуало. Повезло.

  • Играл в бейсбол — очнулся в будущем.

  • Будущее не понравилось.

  • Миллефиоре совсем не умеют играть, но сыграть с ними надо было. Несколько раз.

  • Проиграл Генкиши. Тоже не понравилось.

  • Встретил учителя, потерял зуб. Счастлив.

  • Взял реванш у Генкиши.

  • Цуна победил Бьякурана! Вернулись в прошлое.

  • Встретили семью Шимон. Забавные.

  • Узнали о первом поколении и прошлое Вонголы с Шимон. Тоскливо, но всё разрешилось благополучно.

  • Появился ещё один младенец. Возможно, он забыл, что Хэллоуин кончился.

  • Битва представителей Аркобалено — не успеваешь ни вдохнуть, ни выдохнуть. Опасно. Насыщенно. Всё хорошо закончилось.

  • Поступление в универ, беспечные дни.

Пост

Ямамото кажется, что время замирает.
Ямамото кажется, что время движется слишком быстро, неумолимо приближая неизбежное.

Ямамото вдыхает полной грудью и закрывает глаза: не этому ли учил его Скуало? Не к этому ли готовил он сам себя?

Ямамото улыбается, но во взгляде не остаётся и тени баловства, но взгляд — серьёзный и внимательный, темнеет вместе с ночью, становится нечитаемым. Это странное чувство: он совсем не волнуется, ему и в голову не приходит, что он может отступить, желание вернуться назад контрастно решимости действовать так, как он должен, не колеблясь и не сомневаясь. Он просто не имеет права на эти эмоции, не имеет права оступиться и допустить ошибку.

— Слушай, Ямамото, ты любишь бейсбол?
— Да, конечно, я люблю бейсбол.
— Тогда, ты любишь мафию?
— Хах? Ты имеешь ролевую игру в мафию?
— Ну да, это. Ту самую Вонголу, в которой Цуна и Гокудера.
— Ахах, ну, это очень весело! Я надеюсь, что Хибари и Мукуро снова будут в нашей команде.
— Не забывай эту улыбку.

Ямамото нравилось думать, что это просто увлекательная игра, в которой все они, такие разные и непохожие друг на друга, собирались вместе. Это было по-настоящему весело. Даже когда кровь от сражений была совсем не бутафорской, даже когда оружие было совсем не игрушечным, даже когда игры — заходили лишком далеко, на кон ставили их жизни не понарошку. Ямамото понимал, что имеет в виду Реборн, но не хотел в это верить, отрицал, прикрываясь захватывающими забавами. Это было интересно. Не было и дня, когда он бы скучал. Нужно было просто стать сильнее, правда, чтобы выиграть очередную партию и подняться на уровень выше? Но не понимал слов, тогда сказанных, не понимал, почему должен забыть, как может перестать улыбаться тому, что происходит.

Теперь понимает.

И если чего Ямамото и боялся, так это того, что после сегодняшнего дня на самом деле не сможет вспомнить больше эту улыбку. Не сможет вспомнить этой лёгкости и беспечности, смотреть открыто в глаза Цуне, смеяться громко, не чувствовать тяжести, ступая рядом с Гокудерой.

Просто ещё одна игра, да?
Просто нужно выйти в ней победителем.

— Хорошо, я постараюсь! — Ямамото внимательно разглядывает фотографию, на короткое мгновение переставая улыбаться: тёмные волосы, коротко стриженные, шрам на левой щеке, нос с горбинкой. Но когда снова встречается взглядом с Дино, уголки губ непроизвольно дрогнут в привычной улыбке — он отказывается показывать, что понимает насколько всё это серьёзно. Отказывается признаваться в том, что давно всё понял и принял. Что это — не игры. По-настоящему. И жизнь отнимет он тоже — по-настоящему. Это не игра на консоли, где можно перепройти уровень и попробовать ещё раз. Неважно откажется он или убьёт: это взаправду, это не переиграешь и не перепишешь.  Разница лишь в том, что если он этого не сделает, то они потеряет самую важную фигуру в их команде, а без неё не может быть и игры, которую Ямамото так любит, всем сердцем и всей душой. Которая для него так важна.

— Хибари? — он не сдерживает удивления в голосе и даже оглядывается по сторонам, пытаясь найти его, но если Хибари и был где-то рядом, то слишком хорошо спрятался, — тогда, полагаю, мне не о чём беспокоиться, — беспечно отзывается, закидывая катану на плечо. Мысль о том, что Хибари где-то рядом и, в случае чего, подстрахует, успокаивает и нервирует одновременно. Успокаивает, потому что он не один. Нервирует, потому что всё это и правда не просто захватывающий квест: значит, Хибари в курсе происходящего, значит, угроза настоящая, не терпит отлагательств. Ямамото не спрашивает, почему именно он должен это сделать — убить — это неважно, раз так решили, значит на то были причины. Его задача состоит лишь в том, чтобы справиться со своей ролью и не обмануть чужих ожиданий, не заставлять Хибари на себя брать больше, чем он должен. Ямамото не позволит, чтобы то, что возложили на него, делал кто-то другой. Не потому что не доверят Хибари или сомневается в нём, а потому что это было бы неправильно, равнозначно тому, что он сбежал, струсил; не справился.

— Всё хорошо, Дино, — он ободряюще улыбается и неловко ерошит волосы на затылке, — ты не должен волноваться. Я всё сделаю, — улыбка, наконец, спадает с губ, Ямамото расправляет плечи и запрокидывает голову назад, вглядываясь в тёмное небо. Выглядит потрясающе. Словно тысячи светлячков цвета серебра собрались в одном месте. — Ну, я пойду! — он коротко взмахивает рукой, прежде чем направится к дому, но замирает, оборачиваясь, говорит:

— И, Дино... спасибо. — Мягкой, мимолётной улыбкой отзывается, прежде чем переступить порог.

Дом встречает его темнотой и спёртым воздухом, не помешало бы хоть иногда проветривать помещение. Ямамото ступает бесшумно, чутко прислушиваясь к звукам, думает, что в такой темноте сложно будет разглядеть чужое лицо. Ямамото не боится, но волнуется, нервы натягиваются, будто струны гитары: он видел, как они лопаются, если слишком затянуть, напоминает себе, что и этого не может позволить. Он должен контролировать каждую мысль и каждую эмоцию — ничто не должно обернуться против него, помешать.

Взведённый курок он слышит раньше, чем выстрел ломает тишину — реагирует моментально, отражая пулю клинком. Ямамото не впервые сражаться катаной против пистолета: он отстранённо улыбается, вспоминая тренировки с Реборном — едва ли хоть кто-то сможет сравняться с его силой. Знал ли тот, что рано или поздно Ямамото придётся выступать против обычного пистолета, что может оказаться опаснее любой способности? Наверное, да. И всё же, сердце пропускает удар. Ещё несколько выстрелов сотрясают воздух и Ямамото кидается в сторону, скрываясь за стеной, что-то с дребезгом ломается, наверное ваза или что-то такое. Он прикрывает глаза, прислушиваясь к собственным ощущениям: откуда идёт жажда убийства? — выдыхает медленно, рывком направляясь в нужную сторону — прямо и правее на три шага. Заносит руку с катаной, меняя траекторию очередного выстрела, и рефлекторно, по привычке, переворачивает её обратной, тупой стороной, когда выбивает оружие из чужих рук, ей же бьёт размашисто по груди. Тело тяжело откидывает назад, Ямамото легко ступает ближе. Глаза привыкают к темноте. Шрам на левой щеке, нос горбинкой, тёмные волосы. Это он.

«Ты должен устранить этого человека».

Ямамото сильнее сжимает пальцы на рукояти оружия, до боли в суставах. Ямамото не может заставить себя нанести решающий удар — правильной, нужной стороной, отнимающей жизнь по-настоящему. Колеблется. Осознаёт окончательно: после этого не будет пути назад и ничего не будет как раньше — это равнозначно тому, чтобы обрубить все мечты на корню. Но разве не поэтому он здесь? Потому что уже всё решил для себя, потому что Вонгола, друзья — важнее, превыше; стоят всего. Даже жизней?

«Ты должен».

Мужчина пользуется замешательством, одним быстрым движением достаёт нож. Ямамото замечает движение краем глаза.

«Устранить».

Струны натягиваются до предела, инстинкты обостряются: тело двигается само по себе, рука сама перекидывает катану в другую руку, переворачивает её — бьёт по диагонали, разрезая ткань одежды, кожу, мышцы. Брызжет кровь. Стекает по лезвию, впитывается в его собственную одежду, оставляет следы на его собственной коже. Устранить. Ямамото припечатывает тело ногой к полу, вгоняет остриё катаны в чужую грудь.

«Тогда, ты любишь мафию?»

Жажда убийства не исчезает, продолжением его собственной, которую он не осознаёт. Сзади. Был ещё один. Становится сильнее, выкручивает инстинкты до гулкой пустоты в груди. Ямамото сводит брови вместе, и резко разворачивается, небрежно вытаскивая меч, заносит руку для очередного удара. Он забывает о главном:

«Но перед этим нужно узнать, кто заказчик, иначе пошлют новых киллеров».

Связь:

@f_ck_off_ok