Случайный постYamamoto Takeshi:

Так в какой момент всё началось?

Тогда, когда в будущем услышал про смерть отца? Или когда проиграл впервые, самонадеянный слишком? Слышать о том, что не смог защитить, ничего не смог — неприятно. Настолько, что даже у него не получилось сохранить привычную лёгкость. Осознание липким и холодным застревает между рёбрами, медленно разъедает кости, разрушая их, точно ржавчина: мягкосердечность и добродушие — фатальны, не способны сохранить в руках даже то, что должен был держать крепче прочего. Если бы они приняли другое решение. Если бы он был сильнее. Если бы не колебался и не верил свято, что всё получится — словами и щадящим. Если бы, но. Им это по силам, думал он. Они справятся. Цуна справится, примет нужное, правильное решение. Цуна принял решение, что погубило их всех.

Или тогда, когда впервые встретил Скуало? «Оказывается, я совершенно не умею проигрывать», говорит в тот момент Ямамото, и дни теряют счёт. Это правда — он не умеет и не любит проигрывать. Правда — он хотел взять реванш. Но правда и в том, что что-то вскипает в груди, когда клинки сталкиваются, когда чувствует вкус крови во рту и запах её на чужих руках. Он хотел доказать себе, что способен заставить Дождь Варии воспринимать себя всерьёз. Он не хотел признавать, но чувствовал: рукоять катаны слишком хорошо лежит в руках, как будто так и должно было быть всегда, как будто она — его продолжение. Он оттачивал одно движение за другим, жадно впитывал техники, что показывал ему отец, и день с ночью потеряли всякие границы, обращаясь единым.

Читать полностью »

После мирной смерти Тимотео Савада Цунаёши становится десятым доном Вонголы. Реборн пропал и подозревается в убийстве Савады Наны. Тем временем неизвестная семья начинает действовать.

KHR! Vendetta del Caduto

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Piazza G. Verdi № □ □ □ » confess your little weakness


confess your little weakness

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

confess your little weakness
или маленькая слабость большого босса

https://i.imgur.com/5q9DGv0m.jpg

Xanxus, Kikyo

Не плачь, я никому не скажу~

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/02/3b/20/273719.jpg[/icon][fandom]Облако Варии[/fandom]

Отредактировано Kikyo (26.04.2022 14:11)

+4

2

Это, конечно, был лютый пиздец. Пиздец и позорище в одном флаконе. Взболтать, но не смешивать. Никогда бы не подумал, что с ним это может произойти. Он жил в трущобах. Провел кучу миссий в любое время года в небрежно наброшенном на плечи пиджаке. Проебал восемь лет в ледяной колыбели. И хоть бы, сука, чихнул хоть раз после этого. Che cosa cazzo sta succedendo?? Просто проклятие какое-то…
Занзас раздраженно хватает первую попавшуюся бутылку и тяжело опускается в кресло. В обычно едва освещенном кабинете сегодня и вовсе как в склепе. Дневной свет режет глаза, а у босса и так башка раскалывается. Он трет виски, но это не приносит облегчения. Лишь ощущает под кончиками пальцев непривычный болезненный жар. Это не его обычное тепло, это - почти лихорадка. От которой ломит кости, горят глаза, и иссякают силы. И это настолько непривычно, что Занзас позорно устраивает самоблокаду на своей территории. Совсем непафосно шмыгает заложенным носом и с витиеватыми ругательствами сползает ниже по спинке кресла. Еще не хватало, чтобы его подчиненные увидели босса в подобном состоянии. Непоколебимость и неуязвимость, босс Варии не может слечь с банальным ОРВИ. Это просто нонсенс.

Но реальность бывает сурова. Занзасу ли этого не знать. Но чтобы настолько? Они едва вернулись с очередной миссии. А по возвращении словили еще одну. Оценив состояние команды, в путь были отправлены уже не такой громкий капитан, возбужденный Бельфегор и Луссурия. Один прямиком из душа, второй - на пике своего помешательства. Третий в подозрительной поебене под глазами. “Это патчи, господи боже! Вам бы всем они не помешали!” - возмутился напоследок Солнце. И был отправлен на хер. Чему, собственно, был бы и рад в более спокойное время. Squarda idioti…
Это точно было проклятием. Что в такой момент в особняке не было никого, кто был бы допущен до святая святых. Скуало был самым приближенным, что логично. И нынешнее состояние - не худшее из того, что видел капитан за эти годы. Луссурия подавил бы болезнь в зачатке. Каков был шанс, что их обоих не окажется рядом? Просто бинго, выбил десять из десяти. Стоило самому себе руку пожать.

Занзас откидывает голову назад и прикрывает глаза. Раздраженно срывает галстук и откидывает в сторону. Он понятия не имеет, какая у него температура, но ощущение, что еще немного - и спалит собственный кабинет. В голове мерно шумит, и легкое чувство дезориентации напоминает одну из стадий опьянения. Когда он еще до нее допивался. Впрочем, наверняка сейчас самое время. Спирт - есть хорошо всегда. А еще клин клином вышибают. Перекантуется тут пару дней со своими высокоградусными друзьями, и все как рукой снимет. Чужая помощь ему и не нужна. Как и свидетели.
Именно поэтому он рявкает на вежливо-тихий стук в дверь. Простое - “свалил!” оказывается достаточным. Определенно Леви шуршит своим плащом, спеша исполнить приказ. И его не трогают почти целые сутки, наверняка отдыхая после тяжелой миссии.
Впрочем, на очередной стук в дверь Занзас отзывается тем же. Правда, уже не так весомо. Потому что Леви все таки уточняет, все ли в порядке. Вторым “отвали” становится выстрел в воздух, после которого наступает благодатная тишина. Боссу реально сейчас не до урока субординации.

На вторые сутки ему откровенно херово. Заснуть на диване даже на пару часов оказалось не самой лучшей идеей. Поэтому он проснулся не только с усугубившейся лихорадкой, но и затекшими мышцами. И на пару мгновений искренне захотелось сдохнуть. Но варийцы так просто не сдаются. Пришлось поднимать свое бренное тело и тащить до бара. Если не помог священный виски, стоило закинуться абсентом. Покрепче будет, да и вроде как в народе травками любят лечить подобную напасть? Просто два в одном. Dio benedica Пьера Ординера.
Занзас не сразу замечает, что его ведет. Прикладывается бедром об угол своего стола, озлобленно рыкнув не хуже Бестера. Он раздражен собственной слабостью. В тихой ярости на неподводившее раньше тело. Хочется выжечь из себя эту заразу, но проблема в том, что он и так будто горит изнутри. И это ни хрена не помогает. Как и обжигающий горло абсент…

Босс раздраженно отставляет бутылку и привычно гнездится в своем кресле. Шторы все также плотно завешены, свет предусмотрительно выключен. Кабинет буквально пропах алкоголем, пропитан чужим жаром. Но Занзас этого не замечает. Он хмурится, прикрывая глаза и надеясь, что сможет снова провалиться в сон. И поэтому он чертовски зол на того, кто снова стучит в дверь. Кажется, колошматит, зараза, прямо по голове. Хочется зычно послать, но выходит с болезненной хрипотой. Наверняка снова Леви решил проявить инициативу, все еще надеясь на старый добрый фразеологизм о том, что она ебет инициатора. Неужели так сложно не доколебываться хотя бы день? Прям бесит. Именно поэтому следом Занзас еще и стреляет куда-то в сторону двери, которая чуть приоткрылась. Этого должно быть достаточно для того, кто не понимает с первого раза. Босс сегодня не принимает. Дождитесь Скуало и запишитесь как положено. А пока - всем лучше не то что к кабинету, в это крыло не соваться. Бурю лучше переждать подальше от эпицентра.

+3

3

- Сказал же, к боссу нельзя, - Леви заступает дорогу. Густые брови сходятся мрачно,  дурацкие усы топорщатся, как у злого кота. У них сложились неплохие отношения, но если интересы Кикё пересекаются в фантазии Леви с интересами босса, выбор очевиден. - Велено никого не пускать.
- Я понял, - улыбается Кикё, качая головой.
В Варии быстро привыкаешь не совать нос не в свое дело - точнее, совать так, чтобы никто этого не заметил. Все предельно просто: спрашиваешь много лишнего - жди неприятностей, треплешь лишнего - жди больших неприятностей. Но если ты добыл информацию сам, своими силами, без посторонней помощи и подсказок - она твоя по праву, а неудачник, который плохо прятал, пусть утрется.
Кикё считает это правило вполне приемлемым, всю информацию, которой он владеет сейчас, он получил самостоятельно. И к худу или к добру точно знает: ему нужно пройти этот блокпост.
- Зачем опять пришел? - прищур у Леви почти опасный.
Кикё не колеблется - все сомнения остались позади. Он как следует все обдумал, оценил риски, отступать поздно, да и некуда. Не то чтобы он ни секунды не мечтал увидеть Занзаса, умирающего долгой и мучительной смертью - да, Вария добралась до него и тут - но долг есть долг. Когда он смотрит на Леви, его взгляд чист и невинен:
- Потому что пришло время. Уже двенадцать, видишь? Я ему нужен.
- Это как же ты узнал? - прищур становится подозрительнее. Мятные глаза в ответ распахиваются с выразительным недоумением:
- Он мне сам приказал, Леви. Явиться сегодня в двенадцать. Еще позавчера, когда только вернулись с миссии.
- Что-то я не припомню такого разговора...
- Вот уж не знал, что босс все свои разговоры обязан вести в твоем присутствии.
Кикё даже жаль, что приходится играть чужими чувствами, особенно, когда речь идет о Леви. Тот прост, как пол чентезимо, обидеть его, как обидеть ребенка. И все же, ему приходится это делать. "Позор на твою голову".
Леви вспыхивает. Нет, не так. Его лицо заливает красным до самых ушей, и кажется, Кикё видит искры, перебегающие между торчащими прядями волос. Ему жаль Леви, но прямо сейчас другого выхода он не видит. И все же смягчается:
- Я же не самоубийца, врываться к нему без приглашения, - мягко поясняет он. Кладет руку на чужое плечо - и предсказуемо ощущает пробежавшее по пальцам статическое электричество. - Вот увидишь, я зайду и он ничего не сделает. Потому что я ему нужен.
Леви, все еще хмурясь и краснея, кивает. Кикё хлопает его по плечу, прежде чем решительно распахнуть дверь... и так же решительно захлопнуть ее за своей спиной, щелкнув замком.

Можно сказать, он не так уж и врет. Ну... по крайней мере, не слишком. Он действительно нужен Занзасу. Даже если тот сам так не считает. Его попытки выхаркать легкие будут преследовать Кикё в кошмарных снах, если ничего не сделать прямо сейчас. А у него и без этого хватает кошмаров.
Нет, правда... Кикё не любит Занзаса. Уважает - безусловно, но не испытывает ни капли тепла, ни тени той странной, осторожной симпатии, которой проникся к остальным убогим в этой кодле безумцев. Но тот помог, когда это было нужно, когда никто больше помочь не мог. И в какие бы выражения не облекала это дипломатия и его, Кикё, гордость, это была именно помощь. Рука, протянутая недавнему врагу. Они дали ему смысл и повод жить.
И хотя бы поэтому  сейчас он должен помочь. Тем более, что требуется от него сущий пустяк.
"Пустяк. Если не думать, с кем имеешь дело".

Стоит только захлопнуть дверь и глубоко вздохнуть - ароматы буквально сбивают его с ног. Застарелый запах пота, крепкого перегара и свежего спирта. Запах болезни, которую старались залить алкоголем, а не вылечить.
- О, мой бог, - цедит сквозь зубы Кикё и быстрым шагом направляется телу, висящему в кресле изломанным манекеном.
Мятая одежда, галстук, что бесцветной тряпкой валяется рядом, дополняют сходство. Рука манекена с запозданием вздрагивает, раздается выстрел, но Кикё даже не особенно пугается в этот раз, хотя чуть притормаживает и забирает в сторону без особой нужды. Удивительно, но именно Вария излечила его от страха перед пистолетом в руках Занзаса.
- Неплохо, - лоб под влажными волосами обжигает - только сейчас Кикё понимает, насколько у него холодные пальцы, похоже, все-таки нервничает. И прежде, чем действовать дальше, решительно перехватывает руку Занзаса за запястье и вынимает пистолет, сует за ремень за спиной. Сопротивления мало, и это само по себе весьма красноречиво.
"А ты думал, ты бессмертный? - мысленно усмехается Кикё. - Нет, ты всего лишь был молодым. И это время уже позади".

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0016/02/3b/20/273719.jpg[/icon][fandom]Облако Варии[/fandom]

+3


Вы здесь » KHR! Vendetta del Caduto » Piazza G. Verdi № □ □ □ » confess your little weakness


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно